sheol_superkomp (sheol_superkomp) wrote,
sheol_superkomp
sheol_superkomp

Вернёмся же к нашим студентам, или А на самом деле с Альбиной было так…

За историями о хмелогогах, ОГах, мумиях и космонавтах вы ещё не забыли, друзья, скромную Альбину Мелогог , учительницу-харизмата? Мы расстались с ней после драматического убийства страшного Чёрного Майора и её гордого отказа от помилования. И я не забыл своего обещания рассказать, как реально складывались события со спасением студентов, судьбой новеллы и смертным приговором Ине. Да, мое любимое занятие – разбираться, а как же было на самом деле))) но чтó бы я мог, если бы друзья не ставили вопросов и не высказывали сомнений!


Циничный Анъе и малахольный Хелик


Trilunica

Сильный рассказ! Рада, что добралась до него!
Поразило, что на Альбину повлияли глобы, пока никто не видит. И эпизод с Анъе.


Шеол:

Что касается Анъе - тут всё не так просто: изложенная мной студенческая версия событий - фантастический микс, комбинация реальных лиц и событий, поскольку Майора (о чём не знали в точности студенты других городов) убил северногородский студент Хелик ещё до перемирия; хотел тогда же убить и уже известного нам Ивэ, но тот Хелика выследил сам и чуть было не убил, при этом как раз попался Тринадцатой Тройке - и заверте...

Через сколько-то дней перемирие объявили, притом при условии, что этого похищенного (к большому удовольствию одних и неудовольствию других, кто сам хотел посчитаться) Ивэ Организация Троек выдаст его коллегам из СцО - живым или мёртвым.

Ну а Майор-то к тому времени уже был давно покойник! так что никак его Ина не могла убить, даже если бы решилась. Она вообще-то никого не убила по жизни, я ручаюсь, я проверял)


Герман:

Ых, вот знала бы ты как на самом деле происходило убийство Анъе Хеликом...
Это было, имхо, куда круче, чем в данной версии:)

Я при том присутствовал - и целых 9 месяцев потом эта картина у меня перед глазами стояла... А потом я озверел, что она у меня перед глазами всё стоит да стоит - и оживил Анъе!!!


Trilunica:

А есть ли это где? :) В этой версии символично, а в реальной-то...


Герман:

Тернистый путь Хелика и смерть Анъе
Выдержка из черновых набросков к "Черте Мира":

...Имя следующего героя – Хелик. Знакомство в мае 01 до ЧМ, незадолго до Первого Перемирия. Хелик – студент, в своём роде экстремист, преданный идее борьбы против войны и военных. По случаю нам удалось спасти его от ареста, когда он отправил обвинительное письмо в штаб Северного. На тот момент Хелик видел свой долг в том, чтобы отомстить нескольким злодеям. Ясно было, что одного его сожрут как цыплёнка, и я решил его сопровождать.

Первое же приключение было омерзительным. Человек, к которому мы пришли, закатил ужасную истерику – у него явно был нервный срыв, если не что похуже. Хелик застрелил его не дослушав. Нам обоим было плохо, и я убедил Хелика прекратить охоту. Однако вскоре понадобилось выручать товарищей Хелика, и мы с ним по ходу дела убили ещё одного состоящего в его чёрном списке.

Хелик совсем приуныл, и я потащил его гулять, чтобы развлечь. На окраине мы нос к носу столкнулись с ещё одним его "приговорённым". Это был знаменитый преследователь студентов, загадочный и коварный Анъе, известный под именем "Господин Майор" или "Чёрный Майор". Хелику сразу стало дурно; Анъе, наоборот, начал вовсю веселиться. Дразня Хелика, он говорил, что как раз идёт охотиться на общих знакомых студенток, чей дом был неподалёку. Была ли то ложь в чистом виде?.. Я знаю теперь, что Анъе стремился отслеживать контакты, держать в руках нити явных и тайных связей, мыслил себя детективом – чем-то вроде главы частного сыска. Ко многим городским девушкам, в том числе студенткам, он был неравнодушен; мог приударить, мог напугать, подогревая славу злодея – но вообще-то Анъе не обидчик женщин.

Как бы то ни было, нам всем было ясно, что придётся убить и этого. Встала проблема, как это исполнить практически. Шуметь не стоило, а пользоваться моим бесшумным пистолетом Хелик не хотел – поэтому взялся за нож. Последовала невыносимая по накалу страстей сцена: Хелик чертовски медленно всаживал нож в грудь Анъе, Анъе нещадно издевался, вышучивая неумелость и нерешительность Хелика. Оба героя драмы были белее стенки; как выглядел зритель – то есть я – не знаю. Наконец Анъе умер, мы с Хеликом забрали указанных девушек и вернулись в лагерь…

(далее – о том, как Хелик пытался покончить с собой, пережил несколько кризисов и в конечном итоге сделался профессиональным врачом-психиатром; одним из первых его пациентов стал тот самый человек, которым Хелик открыл свой список ликвидации…)


***

Шеол:

"пользоваться моим бесшумным пистолетом Хелик не хотел – поэтому взялся за нож" - очень характерная для него черта)

Розен (один из ведущих психиатров /психоаналитиков нынешнего времени), друг и оппонент Хелика, и теперь при случае поминает ему: что, мол, коллега, опять не хочешь брать на вооружение чужие методики? не в жилу менять красивый ножик на пошлый пистолетик? пусть пациент ме-е-е-е-едленно выздоравливает, зато красиво? как душка-майор?


***

Из комментария Анъе на историю его смерти от руки Альбины:

"Ничего не имею против госпожи, то есть мадемуазель…то есть товарища Альбины... Я, господа, даже против её товарища, действительно, ничего не имею – господина Хелика, то есть! Была, была у нас встреча, абсолютно невинная майская прогулка, как сейчас помню…

(далее следует бредовый сюжет с аллюзиями на "студенческую версию", но в мешках оказываются знаменитые студенты Хелик и Тэр, и с вкраплениями реальных фрагментов ситуации смерти Анъе от руки Хелика)

…и так, беседуя, заходим мы всё дальше в лес; тут темно, как-то холодно, снег лежит, такое впечатление, что не май, а зима. Я, однако, как человек светский, делаю вид, что ничего не замечаю такого. И вот тут господин Хелик, жутко так улыбаясь, как будто даже не покойник, а просто, извиняюсь, психически больной - встаёт из тачки, вылезает из своей мешковины и говорит, впрочем довольно-таки учтиво: "Позвольте представить вам, господин Майор, моего бесценного друга Тринадцатую Тройку!" Мне ясно, что у юноши не сходятся не только род, но и число, но я вежливо отвечаю - мол, "весьма польщён, господин студент, ваши друзья - мои друзья!" и что вы думаете? - как в воду глядел!"


***

Герман:

… Что же касается Анъе, то я оживил его ещё раньше, чем Хелик оживил того несчастного. Воспоминание о смерти Анъе девять месяцев стояло у меня перед глазами. В начале февраля 01 по ЧМ я решился; Хелика в известность не ставил, разрешения у него не спрашивал. Сообщил ему, что всё в порядке, уже когда Анъе находился у меня; Хелик утешился, позже приходил встречаться.

Мы с Анъе сходу оказались без памяти очарованы друг другом, и каждый выставлялся по-своему – я откровенно балдел до щенячьего визга, Анъе прикалывался и заламывал бровь, изображая ледяного циника. Ту зиму Анъе провёл, занимаясь в высшей степени таинственной политикой и руководя в высшей степени тайной полицией – а следующим летом нам с ним пришлось уже не шутя сражаться спина к спине против общего врага…

…Перечитал щас ещё раз этот текст - он же старый-престарый, я к нему не притрагивался заново ещё! - и вдруг понял, что между фразами "Хелик совсем приуныл, и я потащил его гулять, чтобы развлечь" и "На окраине мы нос к носу столкнулись с ещё одним его "приговорённым"" - пропущена необходимая связка:

"Развлечение удалось":)))


*****


А вот как мы выясняли с Германом подробности с арестом и приговором Ины (из переписки 6 октября 08 по ЧМ – 13 сентября 2013).

Юстас - Алексу Герман – Шеолу:

…совершенно не могу врубиться в ситуацию с видением, зачтением и угрозой расстрела. Если видение было 3 июня 01 до ЧМ – то когда она написала рассказ, когда зачитала его, когда успели начать шутить, когда она сожгла тетрадь, когда её схватили и пр? – вообще говоря, в ночь на 7 июня уже случился Чёрный Мятеж, после которого часть студентов уже просто вырезали нахрен, безо всяких приговоров. Да и вообще, насчёт приговора (девушке! в Северном!) – фигня какая-то:( Тем более – в момент перемирия. Какие тебе нафиг аресты, какие террористы?!

Тёмная, короче, история, вот что я тебе скажу:(

Спецы их, что ли, украли, вроде как наш Анъе поступал? Ой, кстати, а это не были ли какие-нибудь вот именно что сторонники и фанаты Анъе? он-то сам погиб, но дело его могло жить и побеждать… По почерку – так вполне похоже ("ждите тут расстрела, а мы пока тем временем…")

А так – офигительно интересно!


Шеол:

Задолго до июня 01 до ЧМ Альбиной был написан черновик. В черновике новелла называлась "Так было!", герой носил имя Альбин, а его брат ю/а звался Флор. В черновике рассказ не имел такой концовки, как в чистовом варианте, и поправить она не успела (его дописал по памяти один из слушателей позднее, когда взял тетрадь). Так что окончательно всё сложилось у неё, скорее всего, и в самом деле именно ранним утром 3 июня, в момент припадка или сразу после.

А между тем в то же самое начало суток 3 июня 01 до ЧМ, примерно в то же время, как Ину постигло видение, два её знакомых студента-радикала, Ангр восемнадцати лет от роду с неразлучным другом двадцатилетним Марэном, называемым чаще Амбар, совершили нечаянное убийство армейского охранника и бежали. …


***

Вспоминает Роверт, сержант, боец Спецотряда
(до мятежа СцО был неофициальной, даже тайной, организацией – прим. Шеола).


Тогда вышла такая загвоздка. Штаб придержал наш транспорт с оружием, положили в отдельном складе, поставили своих охранять – ждали, кто за ним придёт: интересно им было, кто это из города себе карабины заказывает на югах, в обход Штаба.

А СцО, сами понимаете, заказывал на свои, не на казённые, и всё это была рискованная и затратная затея, не только для спецов Северного, но и для тех, кто помогал на юге. Мне так и сказали: твоя задача – выцарапать наши карабины, при этом не засветиться, но и спуску не давать. Понятно, что если друзья нам будут слать помощь, а мы губами шлёпать и всё отдавать штабным – то никто с такими спецами дела иметь не захочет. Всем станет ясно, что цена нашей затее в Северном – грош.

При этом я тогда (как многие из нас) рассуждал так: если мы высунемся раньше времени или нарушим перемирие первыми, то разные дураки нас ошельмуют – мол, СцО хочет, чтобы и дальше проливалась кровь арийцев и так далее. Поэтому надо вести дело так, чтобы враг сам раскрылся и показал, что это для него перемирие – прикрытие его планов, а не для нас. А мы ждём – пускай эти подонки покажут своё настоящее нутро – и тогда мы возьмём общество под защиту, но не раньше. И тогда наведём порядок, какой надо.

Мы пришли, я с двумя ребятами из своих, а там студенты окучивают армейскую охрану, тех и этих по двое. Студенты известные, экстремисты ещё те: Ангар и Амбар, всегда они вместе, причём второй – здоровый бугай, но младшему, то есть Ангару, смотрит в рот. И вот они достают армейцев – мол, какие такие ружья, мир на дворе, перекуём штык на заступ, вот и отдайте нам эти железяки бесполезные, мы из них сделаем пользу для вас и всего арийского народа. Не нужен заступ? А сковородка нужна? Перекуём на сковородку! Можем, дескать, даже в телефон переделать такой карабинчик!

Я прикинул, что как раз удачный случай – вот если бы эти трепачи и правда забрали бы груз – мы бы перехватили у них, а спрос был бы со студентов, если вообще кто-то будет разбираться, куда эти карабины уплыли со склада. Оставил ребят за углом, вошёл в пакгауз: мол, патрулирую. Армейцы – сразу ко мне, мол, капрал, убери отсюда этих, допекли! Я так строго: мол, имеют право здесь находиться, если без оружия и курева. Студенты мне – откуда у нас оружие, мы мирные студиозы! – мол, можешь нас похлопать по карманам. Ну, я-то знаю, какие у них, мирных, сковородки на уме – нас спецов поджаривать – но делаю такой вид – мир, нейтралитет! – чтоб тех и других раззадорить. Даже ещё сказал, помню – мол, охрана, да не бойтесь вы так, чай, не застрелят вас они из своих чернилок-писáлок. Да, и свой новый пестик вынул из кобуры, поиграл – вот, СцО вас защитит, если что!

В общем, слово за слово, стали они задираться, и студенты вроде как лапы протянули к ящикам, подхватили унести, тогда один из армейских психанул и выхватил пистолет – мол, все кругом марш отсюда, всё, пошутили!

И вот какое дело – я это понял потом, потому что не раз вспоминал как всё вышло – если бы я тогда там не стоял, всё бы обошлось. А так армейские ребята не могли понять, чего я тут – может быть, я заодно со студентами, и правда они пришли за грузом, а я прикрываю, то есть имеет место ситуация вооружённого экса. А Ангар с Амбаром сперва просто дурили, а когда я появился и стал всех заводить, обнаглели от неожиданности. А когда солдат замахал стволом (да не на них, на меня) как-то не поняли всерьёз и полезли драться, как если бы пестик у него был незаряженный. Как если бы с кем из своих дрались, на тренировках у себя – то ли перемирие уже так подействовало, то ли потому, что они про себя-то точно знали, что просто куражиться пришли.

А я, понятно, не полез и всё видел, но сделать ничего не мог. Я по лицу армейского понял, что он сейчас бахнет – в ногу Амбару или в руку Ангару, как получится – но Амбар вывернул его руку со стволом ему же в грудь. А парень всё равно нажал спуск – не успел передумать или от злости, не знаю, но продырявил он себя и притом насмерть.

Я только и мог сказать: "так-так." Студенты вскочили и рванули, в дверях чуть только не столкнулись с моими ребятами. Я хотел скомандовать, чтобы мои брали ящики и дёру – раз уж так вышло коряво, хоть своё оружие заберём, за чем пришли! – но не успел ничего, подбежала охрана от соседнего корпуса. И вот мы с армейскими смотрим друг на друга – перемирие, чёрт, летит к дьяволу, сейчас тут все начнём палить друг по другу – и я говорю: "очень сожалею, что мой патруль не успел пресечь беззаконие, мы только что вошли и видели двух студентов, напавших на охрану. К сожалению, лиц не успел разглядеть, но полагаю, что это приезжие, прибыли сорвать перемирие."

А старшие командиры СцО в тот же день уже потолковали со штабными – мол, ваша охрана как всегда ни к чёрту, даёт себя убивать студентам и чуть не застрелила наш патруль, который пришёл на помощь. А армейское начальство им в ответ – ваши спецы первые начали махать стволами и вообще, это чьи карабины пришли в город и почему? Наши командиры сказали, что не знают, чьи карабины и кто убил охранника, но разберутся – дескать, вашим следователям мы всё равно не верим, поэтому давайте нам полномочия, как у комендатуры, иначе мы и без вас разберёмся.

Поэтому и армейцы, и спецы шарили по городу очень основательно, искали наперегонки террористов или сообщников. А когда нашли и оказались это женщины – все попали в глупое положение, но ходу назад никто не хотел давать.

***

Шеол:

Друзья прибегли к помощи Альбины, наткнувшись на неё в предутренний час, и Марианны (сестры Марэна), вместе с которой Альбина провезла завёрнутых в мешковину беглецов на тачке мимо охраны (вывезла в лес, и никто за ними не погнался, так что ни один чёрный майор не пострадал).

Несмотря на то, что студенческий совет вынес решение не укрывать нарушителей перемирия и не оказывать им помощь, никто и комендатуре не собирался помогать в розыске. Между тем, слух о том, что две какие-то женщины вывезли якобы мёртвые тела в лес хоронить, разошёлся в разных слоях. Поэтому друзья-студенты предполагали, что Ина расскажет им кое-что на эту тему, и были несколько разочарованы, когда вместо этого она зачитала товарищам своё произведение – с листа чистовика, в очень пафосной обстановке. Вечером она как раз дописала текст и около полуночи собрала своих друзей-знакомых, чтобы "сообщить нечто очень важное". Задёрнула занавески, плотно закрыла двери, зажгла светильник и начала чтение.

Мне представляется, что они описывали знакомым ситуацию так: "Ина созвала нас, заперлась и вместе нормальных объяснений насчёт Ангара с Амбаром рассказывала сказку на тему псалма о саде, довольно слюнявую, непонятно, к чему". Пересказывали друг другу новеллу, но пошучивали; она расстроилась и назавтра сожгла тетрадь.

В Штабе вечером того же дня произошло выяснение, по ходу которого сторонники чёрного дела обвиняли армейское руководство в неумении поддерживать порядок и потворстве врагам. Начштаба Катулл воздевал руки и грозил нарушителям перемирия стенкой и всенародным позором, обещал лично удушить их своими руками при поимке. У него уже была информация, что убийцы покинули город, поэтому он мог себе позволить картинно возмущаться, обещать любые расправы, но со своей стороны он просил пострадавшую сторону (фактически, просил спецов, поскольку груз в итоге им не достался, а оплачен был заранее) не предавать гласности инцидент, чтобы не накалять обстановку. Сошлись на том, что они молчат, но производят розыск по своему усмотрению при самых широких полномочиях. Спецы разумели под этим аресты и дознание, а что разумел Шат, соглашаясь, неясно, поскольку был в курсе, что беглецам помогали женщины.

Ину и Марю в ночь с 4 на 5 июня 01 до ЧМ арестовали армейские уполномоченные, за которыми стояли спецы. Как раз перед этим Альбина сожгла рукопись чистовика.

Возможно, если бы не непримиримая позиция Ины, ареста даже и удалось бы избежать, потому что Маря и окружающие (дело было в городе) стали стыдить военных, выставляя ситуацию как приставание-заигрывание, и те растерялись. Но тут Ина резко попросила не путать студенток со свободными женщинами (она выразилась резче на самом деле – "со шлюхами"). На слова офицера "Вы имеете отношение к скрывающимся преступникам" она ответила "Они не преступники, и вам их не найти, сколько ни ищите!" Военным ничего не оставалось, как арестовать девушек.

Альбина теперь говорит, что сделала это нарочно, чтобы сбить со следа погоню, отвлечь на себя, внушить мысль, что беглецы ещё в городе (поскольку внешний патруль промолчал о том, что женщины с тачкой ушли в лес).

Армейские и спецы препирались, стараясь переложить друг на друга выяснения со студентками, и сошлись на том, что надо как бы неофициально (выполняя требование начштаба) объявить в студенческой среде о расстреле арестованных – в случае, если беглецы не явятся сами или не будут выданы. Девушкам дали перекинуться несколькими словами с близкими в надежде, что будет достигнута какая-то договорённость, но Ина только попросила насчёт тетради: сообщила, где находится черновик, чтобы запись переслали её мальчику на Юг.

Неизвестно, расстреляли бы их или нет явочным порядком, поскольку официального ордера не было, но были "широкие полномочия" (ведь Эммануила, Начштаба, убили именно таким образом). Скорее всего, их и правда убили бы с началом мятежа, поскольку отношения между студентами и спецами накалились, и мятеж начался именно с провокации в студенческом квартале, с нападения студентов на патруль, состоящий по факту из спецов. Именно после этого Спецотряд объявил, что берёт на себя поддержание порядка в городе и защиту армии, после чего вырезал и студентов, и армейских.

Из-под расстрела Альбину и Марианну спасли городские девушки (две из них поменялись с арестантками одеждой и остались вместо них в камере) – спасли днём 6 июня 01 до ЧМ, в самый канун мятежа; переправили на квартиру к свободным женщинам и там укрывали, никому не сообщая, пока не вывели из города. Поэтому среди студентов некоторое время считалось, что арестованные погибли. И это изменило отношение ко всей ситуации с новеллой. Правленый рукой друзей черновик тем временем попал в другие студенческие коммуны, равно как и пересказы этих событий. Легенду излагали в обрамлении истории самой Альбины, при этом отчасти спутанной с историей Кисы.

***

Так что потом долгое время Кисе и Альбине приходилось проводить разъяснительную работу, что они не белая и пушистая кошка, загрызшая чёрную крысу, а четыре разных человека, если считать Анъе и Доменика.
Tags: Альбина Мелогог, друзья-родные, за политику, истории, паучное объяснение мира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments