sheol_superkomp (sheol_superkomp) wrote,
sheol_superkomp
sheol_superkomp

Эксперт и Шпион

Уже давно Корэн, который для меня так много значит, просил рассказать о Сеуле, который для меня так много значит. Не прошло и года, как говорится) – и вот несколько текстов про Сеула Эксперта и лиц, с ним связанных.

В этом посте речь пойдёт о событиях, происходивших в моё отсутствие: это был май 06 по ЧМ, ровно за полгода до того, как Питер и Ко взялись за меня. А в тот период внимание соответствующего Розыска было сосредоточено на тёмном кровянистом облаке, окружавшем жуткую фигуру Доктора Равиля который для меня так много значит. Было очевидно, что многое узнать можно только от самого Равиля, а чтобы его оживить и надеяться на коннект, необходимо во многом разобраться и много кого оживить предварительно из его сотрудников и жертв (благо, у него два эти множества в большой степени совпадали).

Одним из общих элементов этих множеств был доктор Родим. Герману о нём поведал руководитель розыска доктор Аддел, верзила-альбинос, белое солнце восточной криминальной хирургии.

Родим ради научного интереса ставил опыты на людях – не острые, разумеется, но тем не менее это категорически противоречило декларациям Остатского государства. Это сходило с рук энтузиасту от науки до поры до времени: когда он по личным мотивам, пользуясь врачебными возможностями, убил соперника, старшие коллеги преступление покрыли, но дисквалифицировали Родима – согласно официальной версии, за эксперименты на людях.

Родик после этого искал себе подпольную работу, а тем временем его искал Равиль, наслышанный о молодом таланте; на определённом этапе они встретились, но не сработались и разошлись – впрочем, очень ненадолго, потому что Равиль поспешил заказать бывшего коллегу кому надо (этим бизнесом занимался дом Фамилиаров, и Рэв много лет с ним сотрудничал), и "ловцы человеков" в два счёта доставили Родима в указанное доктором Равилем место.

Это был механический комплекс, которым Доктор заправлял практически в одиночку, только два техника ему помогали в плане электроники, других врачей не было. Радим так и понял, что псих осуществил свою золотую мечту – работать в полном одиночестве, чтобы коллеги не хватали за руки и администраторы не путались под ногами. Очевидно, проект был в стадии становления, и всю обкатку Рэв производил на этом единственном пациенте. Родик по натуре не был подопытным кроликом, поэтому ругался, сопротивлялся и отравился спрятанной во рту ампулой с ядом, как только понял, что не выбраться.

Родим попался в сентябре 193 кш, умер в октябре 193 кш, то есть в лапах у Равиля провёл примерно месяц. Не видел, но засёк по косвенным признакам ещё одного такого же пленника: кажется, с ним обращались более осторожно, пускали его под нож во вторую очередь, после обкатки на Родике.

У Германа и Ко были основания считать, что человек, чей пеленг дал Родим, относится к малоизученной конгрегации Экспертов, вскрытие которой как раз намечалось. Так что в этом деле Герман с Адделом и покойный (на тот момент) Равиль оказались, можно сказать, коллаборантами: Доктор (в своё время) интересовался вскрытием Эксперта, разведчики (на данный момент) интересовались вскрытием Экспертов. Так что Герман с Адделом решили оживить эту жертву подпольной клиники как можно скорей.

Привожу отдельные фрагменты из хроник Германа, скомпонованные и дополненные мной для более объёмного представления.


* * *

Сеул Эксперт


Поздний вечер 17 мая 06 по ЧМ

Сеул (Зеведей), неполных 57 в конце 193 кш (то есть родился около 250 по кш).
Попался Равилю в сентябре 193 (позже чем Родим), ум. 16 июля 192 кш.

…оживили Сеула.
Довольно хрупкий, рыжеватый, волосы несильные, лицо узкое, пальцы тонкие.

Чудовищное зрелище! Наверное, мы к этому привыкнем, но пока что видеть разрезанного человека в проводах – совершенно невыносимо. Господи помилуй.

В совершенно разделанном виде, многих органов нет, вместо них – трубки, кожа кое-где снята, в том числе волосы с головы – отовсюду проводки, из пяток – целые пучки, как многожильный кабель.

Аддел сказал: его держали на анальгетиках, а также раздражением вызывали выделение в кровь собственных болеутоляющих вещество – а это всегда для сознания связано с каким-то характерным эмоциональным состоянием, гневом, азартом, обострением памяти и т.д.

Он был в терминальной стадии, мог существовать только на подпитке – и, видимо, в возбуждении сорвался с креплений, упал и погиб очень скоро.

Аддел снял данные. Крутанули синим…

Он сперва вообще только и мог смотреть совершенно круглыми глазами – сплошное страдание! – а потом смог ответить, как его зовут (не слушался язык, связки).

По метрике – Зеведей, но так никогда не звали, можно Сеул.

Постепенно смог говорить; видимо, довольно быстро доверился, что мы не злодеи; слушал Аддела – а Аддел только и делал что говорил, со вкусом, почти не замолкая, объяснял ситуацию, шутил и т.п. Даже про охоту поговорили – Сеул настолько смог общаться, что спросил насчёт охоты: очень любит лес, но бывал там всего несколько раз; хвалит охоту и охотников, но сам не занимался. А как у нас с этим сейчас? Аддел объяснял о жизни, её ценности, про "должника немилосердного" (притча про человека, которому заимодавец по его слёзной просьбе простил было огромный долг, а тот человек немедленно побежал и принялся душить товарища, желая вытрясти из него маленький долг)


Я его сводил в туалет, умыться, он шёл с большим трудом, а после того как принял душ, стал спрашивать, знаем ли мы Равиля? – и тут же стал говорить, что надо непременно спасти Куберта! – и даже поспешил быстрее назад. Потом мы вместе ели и пили, Сеул хотел надраться, но очень хотел объяснить про Куберта…

* * *

Рассказ Сеула


Он всегда был сомневающимся, всё копал, критически относился – свои (он поначалу избегал подробно объяснять про Экспертов) его за это ругали. А в последнее время ощущал дезориентацию – в работе конгрегации явно полный кризис, всё заявленное стало бессмысленным.

Тем временем Эксперты заинтересовались услугами Равиля, но у них были сомнения, так ли хорошо он лечит, как обещает? – их предупреждали, что тут не всё чисто! Было совещание: нужен доброволец – пойти, всё испытать изнутри. Вызвался Сеул, все согласились: и нездоров, и умён, и не очень нужен.

Что Сеул не очень здоров, это и без диагностики было ясно, но в чём корень? Равиль ему сделал диагностику и сообщил, что дело плохо – у него тяжёлое заболевание, хуже онкологии, связанное с магией, распад клеток на атомарном уровне. Предложил рискнуть – есть новая методика, завтра будет стоить бешеные деньги, а сейчас в обкатке, за так.

Сеул отзвонил своим и получил "добро" на лечение (это как раз то, что Эксперты и хотели). По указанию Равиля (как условие экспериментального лечения за бесплатно) подписал бумагу, что берёт на себя ответственность.

Всего один раз связывался со своими. Начал лечиться – в механизированном комплексе, где все дела без людей, связь по видику. И вот Сеул просыпается, а Равиль ему звонит и объясняет сконфуженно, что машина изучила Сеула, сочла его в плане лечения безнадёжным и перевела автоматически в разряд сырья для других больных. Теперь Сеул находится в другом цикле – туда к нему проникнуть невозможно, всё герметизировано и т.д. – так что и извлечь его оттуда совершенно невозможно.

Сеул сперва даже и поверил – подумал только, что не невозможно, а слишком для Равиля хлопотно и дорого; а потом увидел, что техники-то ходят! Сказал Равилю прямо что всё это выдумки, насчёт болезни. Равиль был недоволен: "вы рассуждаете как дилетант!" Сеул предупредил, что родные за него отомстят. А Равиль поспешно ответил: а вот мол и нет! – у меня бумага с вашей подписью, что вы на всё согласны и тело завещаете науке, то есть мне!

В общем, всё стало ясно, и дальше Равиль Сеула уже неприкрыто разделывал. В Сеуле есть волхвитская кровь (хотя и далеко в предках), есть дары: он различает вещи, на ощупь и на расстоянии, по их магической силе и другим свойствам – это могло интересовать Равиля.

Трудно сказать, сколько времени всё это длилось. Один из техников, Куберт, начал всё больше выказывать жалости: Сеул стонал в забытьи, Куберт сам с ним заговорил, спросил, что у него болит, не надо ли чего. Второй техник его постоянно одёргивал, напоминал, что они давали подписку молчать и прочее.

Этот Куберт явно молодой и заводной. Он разговаривал с Сеулом нередко.

А потом вдруг Сеул услышал его голос с другой ленты транспортёра! – это Куберт, тоже зафиксированный, догадался, что они находятся на этом этапе операций в одном боксе – и окликнул Сеула. Куберт был в ненормальном состоянии, смеялся – объяснил только, что Равилю не понравилось его поведение, и теперь машина и его изучает. Сеул спросил – из-за меня? Куберт со смехом отвечал – ну, не только!

Их увезли в разные стороны, но было и ещё несколько попаданий, они общались – не видели друг друга, только переговаривались. Сеул был вне себя, страшно жалел Куберта, но и был ему очень благодарен: если бы не он, вообще ощущение, что мир – механический ад. Свои-то как будто провалились: уже месяцы прошли, наверное, а они так и не пришли выручать или мстить.


* * *

Дальше было как обычно. Сеул после своего рассказа, наконец, стал отрубаться, ещё принял ванну, Герман принёс его из ванны уже спящего, это было около 2-30 ночи Нусгарда 18 мая, уложили в спальне и поручили его Анату Фамилиару; а тот позовёт Антареса из Клана Стражей – вместе лечить Сеула руками: уже было известно, что люди из Клана могут очень хорошо чинить функциональные расстройства, особенно у "близких по крови", и "ставят руки" на лечение Фамилиарам. И о связи генезиса конгрегации Экспертов с домом Фамилиаров уже было представление.

Разделавшись со срочными делами, в 4-30 Герман с Адделом оживили Куберта.


* * *

Куберт Шпион

Утро 18 мая 06 по ЧМ

Куберт (пеленг от Родима)
26 полных лет, род. осенью 219 кш – умер 28 марта 192 кш.
Попал в машину в середине января 192 кш.

Длинный худощавый блондин с довольно длинными прямыми волосами, очень молодой. Опять же порезанный – но зашитый, и весь в какой-то плёнке: буквально сплошь облепленный серым коллоидом типа пластилина.

Аддел объяснил: это синтетика, тогда (200 лет назад) в официальной восточной медицине только начинали применять всякие коллоиды на раны. Умер от отёка мозга – результат применения этой синтетики.

Стали общаться – он страшно молодой! – оказалось, что он куда живее, чем Сеул, хотя тоже очень трахнутый. Общался активно, открыто, ужасно бессвязно.

Хотел блевать, попросился в ванную комнату, но раздумал, вместо этого принял ванну, тут же выпил ёлки и съел здоровенный кусок сыра, немедля отрубился; когда разбудили, протестовал, хотел есть, хотел тоже стать разведчиком, рассказывал о своей судьбе и как у него всё это вышло, очень жалел Сеула.

* * *

Рассказ Куберта


Куберт – специалист по вычислительной технике, компьютерам. Три года назад попал в розыск – продал приморцам кое-какой стратегический секрет (деньги надо было!) и с тех пор разыскивается контрразведкой Востока. Равиль его нашёл и позвал работать у себя, сразу послал на курсы по системам "компьютеры плюс медтехника". Администратор курсов – Сантал.

Всего занималось человек двенадцать, в течение недели, с единственным преподавателем. Ясно, что всё это жутко нелегально, все ребята строили из себя крутых аутсайдеров, никто не откровенничал, но каждый хвастался. Куб рассказал о себе, что продал приморцам (а деньги прокутил) целый завод по производству стратегической электронной техники, и за это на курсах его прозвали Шпион.

На самом деле Куб был влюблён в одну прекрасную девушку, которая говорила, что любовь – бабушкины сказки, и она верит только в деньги, поэтому за тыщу (по курсу рубля на август 2016 я это оцениваю примерно как эквивалент миллиона рублей – прим. Шеола) отдастся кому угодно вотпрящас. Куберт был не кто угодно, и у него не было таких денег вотпрямщас, но он прикинул что к чему и быстро поступил на закрытое экспериментальное производство, которое могло представлять интерес для Приморья. Что оно и правда может быть стратегическим, Кубу пришлось долго уговаривать человека из приморского консульства, но поскольку деньги у приморцев казённые, а отчётность по успехам шпионажа рулит, они согласились купить этот секрет за назначенную сумму.

Шпион принёс деньги прекрасной девушке и уложил её в постель. Он рассчитывал, что утром ей скажет так: раз тебе всё равно, с кем жить, а мне не всё равно – иди за меня замуж, может я потом ещё денег раздобуду. Но наутро девушка с миллионом исчезла.

Как выяснилось в тот же день, она была обманщица: ей было вовсе не всё равно, у неё давно уже был обожаемый человек, но он соглашался на ней жениться, только если у него в руках будет эта самая сумма. Не из меркантильных притом соображений, а просто потому, что на нём висел долг (в точности эта сумма), и в случае женитьбы или появления ребёнка, или даже просто заведи этот человек собачку, у него тут же забрали бы любимое существо с целью шантажа. Во всяком случае, он так считал и не соглашался взять прекрасную девушку замуж, несмотря на любовь, пока не погасит долг – а денег ему взять было неоткуда.

Когда Шпион про всё это узнал, он сперва хотел застрелить соперника из подаренного приморцами одноразового пистолета; потом рассудил, что соперник ни при чём, честнее застрелить девушку, но поскольку она была такая прекрасная и влюблённая и счастливая, то Куб просто махнул на них рукой и ушёл в бега, потому что контрразведчики уже начали за ним лениво охотиться.

С напарником по работе в клинике Куберт познакомился на курсах, его прозвище – Кварк, он парень осторожный и куда более опытный, тёртый в сомнительных делах. Спец по медтехнике.

У Равиля Шпион работал месяца 4 или побольше, 6 максимум. Сперва Равиль нравился, и очень понравился сам замысел работы: наладить совершенно независимую линию – сама человека изучает полностью, принимает стратегию лечения и лечит, консультации специалистов по видику, и цену сама устанавливает, беспристрастно.

Удивляло только, что в программе машины – только варианты как резать. Равиль сказал – потом введём много разных программ. До них с Кварком, как считает Куб, система не функционировала, хотя можно было воспользоваться отдельными конечными устройствами. По идее, все клиенты и все операции должны были бы фиксироваться памятью, но её можно периодически стирать.

Основная проблема, которую Куберт так и не решил – непредсказуемость, множественность вариантов вмешательства. Машина в конечном виде – очень хороший помощник, заменяет целую бригаду помощников хирурга, но всё равно должен быть тот, кто принимает решение и даёт направление, считал Куб. А Равиль настаивал, чтобы Куберт сделал машину безостановочной – лучше какое угодно действие, чем тормозить и ждать указаний. Приносил Куберту статьи про полям игр (это область воздействия наиболее общих, генеральных на данный период доминант, типа звёзд). Шпион всё это отмёл как антинаучное – так его учили.

Ещё в начале наладки Равиль дал им подопытного (Родима): объяснил, что это такой совершенно подлый врач – всех насиловал, обижал, а больные боялись жаловаться. Поскольку Родим скандалил и портил приборы, Куб вполне Равилю поверил.

Потом появился Сеул – Равиль сказал, что это зарвавшийся мафиози. Однажды Куб услышал, что Сеул во сне плачет – это его поразило, и он начал с ним общаться и всё более привязываться. Кварк был очень против.

Шпион, чтобы не показаться сентиментальным перед циничным Кварком, говорил: расспрашиваю подопытного, потому что хочу вывести шефа на чистую воду! Кварк ему: тебе-то зачем на эту воду, таким как мы там делать нечего!

Про конфликт с Равилем. По сути, это было из-за Сеула, но об этом не говорилось. Обычные споры по работе (Рэв не одобрял излишней возни Куба вокруг подопытного и цеплялся, что техник ничего не успевает, за такие деньги мог бы и шустрить) как-то раз перешли во взаимные обвинения, и Куберт прямо заявил, что его зарплата – это ещё деньги небольшие за такую службу, это всё вообще, если уж напрямую, подсудные дела! Стараясь держаться привычного имиджа шпиона и меркантилиста, увлёкся и договорился до того, что якобы копии этой программы уже разослал в несколько заинтересованных инстанций. Равиль резко осадил назад, разговор свернул.

На другой день попросил Куберта кое-что поглядеть – напал, усыпил, и Куб очнулся уже зафиксированным. Пережил потрясение, конечно. С этого момента Равиль не появлялся около него, всё дела дистанционно, явно ставил опыты.

Куберт очень утешался соседством Сеула, когда несколько раз пересекались по ходу опытов: глупо вышло, ничего не попишешь, но хоть по крайней мере – вместе, парень не оставлен один в этом аду. На Кварка Куб не рассчитывал – ясно было, что тот в лучшем случае удрал. Кварк так и не появился.

Равиль резал и заклеивал этим искусственным коллоидом, так что Куберт не знает, сколько он времени так провалялся, пока не погиб от избытка коллоида.

* * *

Закончив объяснения, Куберт очень захотел увидеть Сеула, и мы с ним пошли. В спальне лежал Сеул, в очень глубоком сне, над ним сидели Анат и Антарес (это Антарес его погрузил так, чтобы хорошенько пролечить – Сеул был совсем плохой!)…

Куберт присел и смотрел на него совершенно заворожённый, долго, пока не начал ронять голову. Тогда мы Куберта уложили туда же, к Сеулу, и он заснул.

9-30 по Нусгарду 18 мая 06 по ЧМ.


Продолжение следует.
Tags: Равиль, Сантал, Сеул, алгебра отношений, друзья-родные, истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments