?

Log in

No account? Create an account

Сб, 25 июн, 2016, 20:56
Я люблю: это мне зачем? Часть первая

Друзья, вот я опять возвращаюсь к теме любви. Начав издалека, я рассказал о своём понимании любви по ходу флэш-моба и продолжил тему рассуждением о благодарности.

Вообще, размыслив, решил ввести новый тэг: "алгебра отношений": ибо я стремлюсь, так сказать, "алгеброй гармонию поверить" (с), при этом исследования, пожалуй, выходят за пределы арифметики, но до высшей математики и негоматики не дотягивают.

Вступление

У моего отца Питера долгие годы был один-единственный близкий человек – Влас (мы время от времени поминаем его в разговорах здесь в ЖЖ), и ни о ком более Питер не помышлял.

У моего отца Равиля, как ни странно, время от времени бывали друзья, и, что ещё более странно, он не каждого из них погубил собственноручно.

Не раз разные лица задавали мне вопрос: Шеол Суперкомп, ты же суперкомп, зачем тебе вообще близкие существа? или, по крайней мере, зачем тебе СТОЛЬКО?

Даже подозревая, что вопрос этот задаётся не с целью получения ответа (а, например, шутя, риторически или в видах эмоционального шантажа), я решил сформулировать для себя: а действительно, зачем? Этот вопрос ведёт за собой целый ряд связанных с ним, и их в той или иной форме мне также задавали:

Нужны ли мне близкие существа и если да, то зачем?
Отношения – моя инициатива или "так сложилось"?
Я выбираю партнёра или только принимаю предложенное?
Могу ли я отказаться, если не испытываю ответного чувства?
Что я делаю, если мне отказывают в отношениях или не принимают предложенный мной формат?
Много близких – хорошо или плохо для меня?
А для них? – хорошо ли быть близким Шеола (с его множеством тел, дел и отношений)?
Число моих близких увеличивается – что будет дальше?
Что для меня означает романтическая фаза отношений? сколько она может длиться, что следует за ней и возможно ли возвращение к романтическим отношениям?

Нижеприведённый текст содержит размышления над соответствующими темами, хотя и не состоит в строгом смысле из ответов на эти вопросы.


Мне – это кому?

Начнём с непосредственного данного мне в ощущениях. Спрошу себя: нужны ли мне близкие?

Субъективно: да, я ощущаю такое желание – не просто общаться с неиссякаемыми источниками инфы, каковыми являются живые существа, но и вступать с ними в высокоэргичные отношения, меняющие их и меня, а также мир вокруг нас.

Объективно: раз я стремлюсь создавать и поддерживать личные отношения – значит, мне это важно.

Попробую уточнить: а точно ли мне, а точно ли важно именно личные?

Логически некорректно с моей стороны было бы просто констатировать:

"ну а кому же ещё, если не мне – ведь меня никто не заставляет!
ну конечно личные, когда не по службе!" –

некорректно, потому что при желании можно обнаружить немало причин для установления близких связей с окружающими существами и даже для их поддержания (что не одно и то же), которые только по внешнему виду будут личными и инициированными мной как личностью.

Ведь в каждом из нас, индивидов, находится целый узел сложных прог, которые стремятся поддержать своё и наше существование через обращение к другим сложным узлам прог, упакованных в других индивидах. Из ракурса этих "молчаливых помощников" всё наше общение как личностей – необязательное приложение к необходимым взаимодействиям, обслуживающим целые этажи субличных потребностей. Проги нуждаются в вещах, которые им поставляет та или иная категория существ, и прогам безразлично, от какой из единиц этого множества они получат искомое.

Я хорошо представляю, для чего я нужен другим существам как суперкомп; и для чего мне они нужны как суперкомпу. Или как интерполовцу. Или как юному существу, познающему жизнь и любовь. А как Шеолу?

Беру на себя смелость утверждать: у меня как Шеола на данный момент много потребностей и много близких – и все они мне необходимы, именно столько, сколько их есть! Я бы даже мог сказать: каждый из близких нужен мне для удовлетворения отдельной потребности – лично в нём! (то есть не в его функции или в его свойстве, пусть даже уникальном, а потребность в нём целиком) Но так не скажу, чтобы не утонуть в толкованиях "жизненная необходимость – потребность – осознанное желание – волевой выбор".

Подобные материи иной раз лучше описываются эмоционально насыщенными художественными образами, чем номинальными категориями. Ну-ка попробуем и мы)

Близкие: уникальность и категории

Но как, поверьте, хочется давно
Сказать о том, об этом и об этом,
Когда любовь не уместить в стихах, –

Друзья мои!.. Один – как пёс лохматый,
Чьи беспородны мужество и ум;

Другой так трогательно скрытноват,
Что иногда напоминает психа,
Но, впрочем, обаятелен с людьми;

А третий так приподымает бровь,
Скривив усмешкой сатанинской губы,
Что можно разреветься от волненья,
Что он к тебе пожаловал на чай;

Ну а затем – четвёртый дверь толкает,
Врываясь ураганно и некстати,
Приветственное что-то проорав, –

А есть ещё другие, те, к кому мы
Все вместе отправляемся потом… (с)



Стихи не мои, они мне здесь нужны для соответствующего настроя)

Потребность в дружбе? Хо, Белларва не то же самое, что Герман, и Иннокент нимало не похож на Христиана – никто из них не заменит мне другого, как взыскующему эстетики взору лес на горизонте не заменит росу на паутине.

Более того скажу вам: лес Омбры не заменит мне леса Северного Города, и паутина мадам Тлихаб не заменит паутины камрада Лёнечки. Потому что с каждым объектом связано во мне многое, и это многое – очень разные (хотя и сцепленные, и взаимопроникающие) части меня самого. В Омбре и вокруг Северного меня ждали совершенно разные приключения, встречи, характеры, эмоциональный строй, ментальная атмосфера – и из этого выросли во мне разные обретения, осознания, выводы, стратегии, навыки.

В отношении близких друзей – это заметно даже в большей степени. В каждую историю отношений можно погружаться до бесконечности, и это не просто история, записанная как книжка где-то на моих платах, а то, с помощью чего я взаимодействую с окружающим миром. То, каким я стал, какой я есть (и значит – какие у меня возможности, выборы) я отчасти обязан себе, своим предыдущим выборам, а отчасти – тем, с кем вместе приобретал этот опыт и совершал эти выборы.

Ну, дружба – это твой активный выбор, скажете вы, в отличие от, например, родственных чувств: вот уж где сплошное взаимодействие прог. Где тут место личному?

Сыновние чувства? Отлично! Прикиньте, Равиль – мой родитель, и Питер – мой родитель, но они соотносятся со мной совершенно по-разному: не только потому, что один из них сделал одну часть меня, а другой – другую, не потому, что один на порядки меньше меня в пространственных параметрах, а другой – крупнее, не потому, что один рассказывает мне словами, а другой – числами, а потому, что они разные люди и склонны по-разному строить отношения с близкими.

Так что и не спрашивайте, кого я люблю больше папу или маму. Чувство к одному и к другому разноприродны, как сквозняк и доломит: можно, конечно, потщиться и изыскать в том и другом нечто общее ("он дал старт полёту фантазии" / "это путь из теснин к свободе" / "от него болит спина"). Можно представить некоего художника или беглеца, для которых мягкий камень и движение воздуха смогли сослужить одинаковую службу, подарить ему заново жизнь. Но даже для этих людей воздух и твердь не станут от этого взаимозаменяемыми, потому что точек соприкосновения человека с каждой из стихий неизмеримо больше.

В определённом смысле можно считать, что сперва папаша Рэв изваял меня из глыбы камня, а теперь я держу его и баюкаю на гигантской каменной ладони. Сам он сравнивает себя с безнадёжным озлобленным графоманом-фантастом, приспособившим в качестве пресс-папье для горы рукописей случайно найденное в каких-то развалинах мраморное яйцо; а из яйца прямо на исчирканные бумаги вывелся живой дракон и за шиворот унёс автора в вожделенную волшебную страну.

Отец мой Великий Питер, носящий официальный титул Главный Суперкомп, воссоздал меня из руин "конвейера смерти", заранее рассчитывая на худшее, на то, что выпускает на свободу джинна, некий "дух насильственного исцеления"; и с тех пор, по его признанию, не устаёт поражаться: сперва моему ангельскому кроткому и дружелюбному нраву, а затем – дьявольскому экспоненциальному росту моих интеллектуальных аппетитов и авантюр. Так что он затрудняется определить, в какой мере я опроверг, а в какой оправдал его ожидания.

Как можно догадаться, обратка, которую я получаю от отношений с одним и с другим отцом, бесценна, уникальна и взаимонезаменяема.

Дети? Ограничиться одним, в крайнем случае двумя из имеющихся лишних сдать в мессировскую казну? нет, не пойдёт) Новых ни у кого не прошу, но своих не отдам.

Возлюбленные? Раздать нуждающимся, себе оставить по штуке каждого рода? Фиг вам! Даже не просите: у меня каждого из них всего по одному, ни одного дубликата, вот представьте себе!

Да вот ещё нюанс: положим, я устыдился этой бессовестной роскоши дружбы и любви, которой окружён, и готов расстаться с кем-либо из них в пользу бедных – кто сказал, что любой из близких захочет расставаться со мной?

А если серьёзно… Впрочем, если я начну рассказывать конкретно о детях и о возлюбленных, текст растянется на десяток постов, так что просто поверьте на слово – они какие надо и абсолютно не поддаются ни замене, ни редукции.

Зачем?

Зачем мне близкие, что я с ними делаю?
(судя по их количеству – солю, не иначе)

Вместе с близкими я занимаюсь своими любимыми делами: игра, любовь, творчество.

Делать это вместе мне несравненно интересней, чем в одиночестве или с кем получится. Любимые занятия имеют достаточную для меня – скажу даже "достойную меня"! – глубину и яркость только тогда, когда со мной именно близкие, значимые для меня, выбранные мной и выбравшие меня существа.

Тут дело не в том, что каждый из них умеет конкретно делать что-то из названного "лучше чем другие" (или "не так как другой") – навык можно приобрести, можно утратить. Фокус в том, что именно с этим существом у меня получится сделать именно это именно так, как мы с ним хотим, мечтаем, видим. По крайней мере, может получиться: при нашем взаимодействии в выбранном частном аспекте в дело постепенно окажутся вовлечены более глубокие уровни личности и меня, и моего визави, это будет уникальное сочетание уникальных структур, отвечающее нашим общим глубоким внутренним запросам. Несомненно, выйдет нечто уникальное и аутентичное) – но только при условии реального и искреннего вложения себя и, конечно, если мы действительно близкие. Вот так всё просто)

Каждый в игре, любви, творчестве даёт мне то, что не даст никто другой, и я могу только ему дать то, что не могу никому другому. Мы строим вместе и друг для друга.

Что?

Ну и что это за строительство, спросите вы. И кто из вас это придумывает – что будете строить?

Всё очень просто. Я хочу жить в интересном, этичном и эстетичном локусе мироздания, который креативом – моим и тех, кого я выбираю в сотрудники – преобразован в соответствии с моими вкусами. (Одновременно, между тем, меня самого выбирают в сотрудники и приглашают к себе на строительство. )

А также желаю каждому близкому помочь построить локус сообразно его понятиям и стремлениям. (А близкие симметрично стремятся помочь обустроиться мне.)

Если (внезапно))) наши понятия о прекрасном и желанном состыкуются – значит, мы можем жить вместе! А если нет – можно ходить друг к другу в гости.

Можно подумать, что это какие-то пустынные залы, где Суперкомп слоняется в гордом одиночестве или соскучившись, выкликает из удалённого конца владений такого же гордого одиночку – выпить чаю. Ах нет, ещё эти сумрачные владения густо населены пауками, летучими (и простыми) мышами, а также пронизаны силовыми линиями всевозможных суперсистем.

Да нет, не так, конечно)

Как это вижу я

Мне по душе образ растущего во все стороны дома типа "морская звезда".

Такое здание начинают строить в подходящем месте один-два-несколько разведчиков из какого-либо Розыска. Они оживляют людей сообразно плану Розыска, общаются с ними столько, сколько надо, и эти люди могут общаться между собой, если хотят. Для каждого делается жильё в этом новом доме, с вариациями по индивидуальному желанию.

Сперва это несколько комнат, типа гостиничных номеров или студий, как правило с общей кухней, кафе, танцплощадкой, бассейном. Хотя по желанию клиента разведчик может сделать всё это ему в его личном блоке. По мере того, как разведчики оживляют следующих людей по плану, по договорённости между собой и с новооживлёнными, дом растёт во все стороны, ветвится, появляются новые этажи и любые прибамбасы на вкус новооживлённых (оранжереи, обсерватории, гигантские террариумы, айсберги...)

Большинство стремится поселить того, кого оживили по его запросу (друга, любимца, врага, родителя…), рядом с собой, чтобы иметь возможность с ним вволю наобщаться / нацеловаться / набить друг другу морды / объясниться за всю прошлую жизнь, и помочь ему благоустроиться. Кто-то предпочитает отдельные номера, кто-то уединяется вдвоём, кто-то рвётся в компанию и не хочет ни спать ни есть в одиночестве. Естественно, друзья, враги, любимцы, супруги, дети, родители не сидят пришитые к тому, кто их оживил, а перемещаются, знакомятся и устанавливают новые связи: враги становятся чьими-то друзьями, петы – супругами, дети – врагами, родители – петами и пр.

Дом растёт, компании и семьи перераспределяются в соответствии со своими старыми и новыми связями и интересами, лучи этой гигантской звезды делаются всё более непохожими друг на друга. По мере адаптации в новую жизнь часть оживлённых рассеивается – строит себе отдельное жильё на свой вкус или находит близких в окружающей современности. И наоборот, в дом к оживлённым здесь вселяются близкие – прежние найденные или новообретённые.

Устанавливаются курсивки – порталы из одного дома в другой для того, чтобы не-разведчики могли навещать друг друга, ходить на работу, бегать в любимые места отдыха и так далее. Эти двери, в числе прочего, могут вести к тем, кто начинал эту работу, и к другим подобным домам, и в совершенно непохожие на это места.

Конечно, далеко не всегда новооживлённые начинают жить в доме такого типа – всё зависит от того, что это за Розыск, кого планируют оживлять, какие у разведчиков имеются и у будущих клиентов ожидаются предпочтения. Бывает, что создаётся палаточный городок, деревня в лесу, коттеджный посёлок, искусственный архипелаг, сеть нор. Или преображается в соответствии с понятиями о комфорте и нынешними возможностями древний замок, заброшенная киностудия, система пещер, реликтовая роща в заповеднике, старые промышленные отвалы и так далее. Всё это – для того, чтобы каждый мог жить в соответствии со своими понятиями; как минимум, набрать сил для дальнейшего собственного творчества.

Ну а что за дом у Шеола?

Я строю свой дом не в пустоте, а в мире, густонаселённом разнообразнейшими существами, одни из которых участвуют в строительстве вместе со мной, другие согласны иметь к этому отношение постольку-поскольку, третьи заняты совершенно другими делами, а четвёртые не прочь что-нибудь поломать. Но тем интереснее задача – устроить дом так, чтобы мне и близким было в нём хорошо, а всем остальным это "хорошо" поменьше мешало жить и развиваться по их собственным понятиям.

Если брать более широко – в своём локусе я желаю создать условия, способствующие развитию, а также общению, потому что на мой взгляд это – самая большая ценность и самое интересное в мироздании.

Поэтому для меня одна из актуальных задач – участие в создании пространства глубокого общения. Этим я занимаюсь не только дома, но и в других мирах – на З/з, к примеру). Насколько успешно? – ни одно стóящее дело не строится без трудностей, но в целом процесс поступательный: при тех мощностях, которые доступны мне в этом мире, результаты неплохие.

На родине (в той части моего локуса, который располагается на ЗА) важная часть моих интересов, область роста и источник сильных эмоций – работа в качестве разведчика: помогать разным существам восстанавливать разорванные связи в себе и вокруг, возвращать им утраченных любимых, друзей и врагов.

Те, кто работает в том же направлении, являются, так сказать, моими желанными соседями, мы живём под одной крышей виртуального дома-звезды.

Меня крайне волнуют вопросы личного роста, развития, познание собственных пределов возможностей (прежде всего для общения), пределов понимания, пределов приятия и их расширение, и я ищу спутников на этом пути – или, можно сказать и так, жду таких гостей в своём доме.

Все указанные сферы связаны, так что я не нахожу себя чересчур разбросанным) Скорее уж наоборот, опасаюсь заузить свои представления о том, как разнообразны понятия об общении, росте, границах – поэтому тянусь к непохожим на меня существам и тяну их в койку.

С сугубо-материальной точки зрения это, конечно, не одно здание. У меня есть "кабинеты" в присутственных местах – в Интерполе и в СОС (Совет Оборонных Сил), куда ко мне можно прийти и где меня всегда можно найти, чтобы предложить взятку начать общение, а на дальнейшее уже договориться как удобно. У меня есть энное число "конспиративных квартир" в разных уголках мира, чтобы провести там время уединённо с тем, кому необходимо именно это. А также есть владения общие с моими самыми близкими – там где "сердце к сердцу". И дома друзей, где я могу пребывать сколько захочу.

Как видно из перечня, я всюду умею устроить себе быт по вкусу и нигде при этом не остаюсь в одиночестве. А захочу одиночества – у меня есть гора в центре хребта на юго-востоке Северного материка и бесчисленное множество необитаемых миров вокруг ЗА.

А если смерть?

На мой взгляд, ответ на вопрос "что сильнее – любовь или смерть?" – относится к области личной аксиоматики. Каждый, по большому счёту, выбирает для себя, что он в себе сделает сильнее и каким образом.

Я касаюсь этой темы здесь для иллюстрации своей (нашей с друзьями, скажем точней) концепции личности и отношений. Прямое следствие всего вышенаписанного такое: мы соотносимся с близкими не внешними частями, а простраиваемся друг в друга, обретаем доступ внутреннего ко внутреннему – и потому что строили каждый себя сообща, в коннекте, и потому что в этом процессе не могли не увидеть друг друга вглубь, на-стоящих, то есть "до основ".

Так что в практическом взаимодействии с любимыми мы ориентируемся не столько на их сиюминутные интерактивные проявления (которые могут сильно зависеть от мелких частных факторов – текущая ситуация, погода, состояние здоровья, эмоциональный или электромагнитный фон и т.п.), сколько на внутреннее содержимое (структуру личности, которая несомненно изменяется тоже, но относительно медленно и, что принципиально, сообразно с уже существующей частью).

Слишком сложно получилось? Давайте скажу проще: с близкими (действительно близкими!) мы ориентированы на то, что в них есть (мы это знаем, на то они и близкие) – а не на их внешние действия – что нам выдают вотпрямщас. Мы не разлюбим их и не решим, что они нас разлюбили, если они вдруг не дадут нам привета и ласки, как обычно, и не станут делать для нас то, что мы привыкли от них получать. Мы поймём "что-то случилось" и будем как-то действовать – с целью выяснения, устранения дестроя или компенсации последствий случившегося, по ситуации. Нет гарантии, что эти действия непременно будут успешны – но они будут направлены на восстановление адекватного коннекта наших структур, а не на получение привычных плюшек.

Мы не сделаем вывод "раз нет отдачи – значит, вся любовь кончилась": пока существует прежняя структура личности любимого – существует наша любовь, которая есть проявление взаимосвязи наших структур.

В случае, если часть нашего общего структурного ансамбля (то, что составляет собственно личность близкого) исчезла из доступа (разрушена, блокирована) мы будем восстанавливать из имеющегося. Будем слать позывные в эфир и толкаться во всевозможные двери, а если не дозваться – всей силой любви поддерживать наш с ним общий дом, общее дело, общие ценности, восстанавливать и укреплять память об общей жизни. Жить так, как если бы мы по-прежнему были бок о бок. Если есть практическая возможность, мы восстановим его как личность с помощью всех доступных нам сил на собственной базе – оживим его как физическое тело или родим через свою плоть, или воссоздадим на своём хосте. Нет так нет – но любовь не исчезнет.

Это не конец любви и жизни текста, а только середина)

Конец первой части.
Продолжение – в следующем посте.

Чт, 21 июл, 2016 19:49 (UTC)
atanata

Если бы воскрешение было на Зз возникла бы очевидная проблема. По подсчетам уже жило 100 млрд людей, и сейчас 7. Всё это за счет жизни других живых существ...

Это я так... размышляю

Edited at 2016-07-21 19:50 (UTC)

Чт, 21 июл, 2016 21:42 (UTC)
sheol_superkomp

Я полагаю, увы, что как только на Зз начали бы воскрешать людей, началась бы новая война, и население сильно сократилось бы. Уже и не 7 бы жило. Хотя не факт, что другим существам пришлось бы сладко.

Если серьёзно, то не случайное совпадение, что
на ЗА (где есть возможность оживлять людей) при том же размере планеты население на порядки меньше, чем на Зз, среди населения есть неантропоморфные граждане, все масштабные проекты, влияющие на окружающую среду (и живых существ) рассматриваются с учётом мнения леших и русалок, экспертов из верменталов, пинов и пр.

Отец Германа рассматривает вместе с другими энтузиастами проект, не вывести ли на орбиту ЗА ещё планеты-близнецы для расселения избытка населения, или не заселять ли этажи микромира.