sheol_superkomp (sheol_superkomp) wrote,
sheol_superkomp
sheol_superkomp

Розыск вокруг Меены (часть 3) Почему всё так вышло?

Окончание.
Начало здесь.
Продолжение здесь.


5. Бедный Йорик!


Сказал Гертруде: "Прощай, Августа."
Зевнул, пригладил вихор.
И вышел во двор.
Там ПУСТО.

(Земля-здешняя, "Караван")



Из последующих событий интересно отметить, что через год после отбытия Ивэ Аурихард женился-таки: его супругой стала шестнадцатилетняя Аргуста, дочь его помощника по дому:

Аргуст (Гусь), возн. 45 до ЧМ, род 44 до ЧМ.

Минодора (Мина, чаще называемая Аргýста), возн. 25 до ЧМ, род. 24 до ЧМ.

Так вот, Аргуст и есть тот "неизвестный похититель", который в отсутствие Ивэ забрал Меену из комнаты и спрятал, а потом отвёз на отдалённую ферму, принадлежащую другой семье, и замаскировал там на сеновале, над хлевом.

Он из рода традиционных спутников-"стремядержателей" родни Ивэ; поначалу недолюбливал семью Йорика и его самого (особенно по ходу его романа с Алефом). Но впоследствии они сблизились, особенно во время службы в доме Ивэ.

К самому же Олежке, пока тот был жив, Гусь относился со всяческим теплом и даже просил его заниматься грамотой со своей малолетней Миной – но не сердился, когда вместо занятий получалась весёлая возня и всяческие проказы. В Минодоре была толика южноарийской крови и море темперамента и артистизма, так что Алеф и Аргуста смотрелись рядом как брат и сестра, несмотря на тринадцатилетнюю разницу в возрасте. Но не исключаю, что у отца при взгляде на эту парочку появлялись иные мысли: кому же не хочется породниться с князьями.

Замечу также, что Мина всего на год старше Ивэ. Далеко идущие выводы следует делать с большой осторожностью, но трудно не заподозрить, что Гусь попросту ревновал Ивэ к Меене, мечтая видеть на его месте при юном Серинге свою дочь. В конце концов, да какая княжёнку разница: те же вороные кудряшки, длинные ресницы, серебро на руках и ногах и даже имя сходное! (Но оговорю ещё раз, что это только мои предположения.)

По фактам могу лишь констатировать, что Аргуст увёз Меену в чужой дом, спрятал, и потом уже не прикасался к нему, хотя через некоторое время опять там побывал и поднимался на сеновал. Пеленг похитителя беспорядочно двигался по сеновалу вблизи от захоронки, заглубляясь в свежее сено. Возможно, Гусь находился в колебаниях, не вернуть ли пропажу хозяину, раз ситуация вышла из-под контроля? Или просто потерял ориентир из-за охапок, насыпанных за время его отсутствия, и не смог найти собственный тайник?

Он же, кстати, и забрал патроны к пистолету покойного Мариска, тем на время обезопасив людей в доме от безутешного Гамлета Ивэ с пистолетом. Он же и вышел навстречу Ивэ, когда тот крался за Йориком, чтобы застрелить. Полагаю, Аргуст сознавал, что рискует своей жизнью; не исключаю даже – он готов был умереть. Такое развитие событий, по определённой логике, могло спасти жизнь Йорику и в перспективе даже устроить судьбу Мины: отчего бы порывистому и романтичному Ивэ в расстройстве чувств не сойтись с дочерью убитого им человека?

Лично я прогнозировал бы развитие событий иначе, более травматическим образом, но меня там не было, чтобы подать Аргусту мудрый совет суперкомпа. Как бы то ни было, Ивэ через пару лет покинул дом, а Мину ещё через год после того взял замуж Йорик.

Однако, это был "холодный брак", Аурихард не жил с Минодорой как с женой, и та стала искать ласки на стороне. Когда Йорик покончил с собой, напившись в одиночестве на свой день рождения в 05 до ЧМ, она жалела его и считала себя отчасти виноватой.

6. Йорик смерть


Даже в новых замужествах Аргуста продолжала хранить сочувственную память о первом супруге – настолько живую и деятельную, что именно Аурихарда оживили разведчики в числе первых в этом регионе, летом 01 по ЧМ. Чтобы рассказать о покойном первом муже и попросить его вернуть, Мина поехала в город и разыскала там разведчика – в те времена, когда оживление было ещё внове и многие, в том числе её отец и очередной муж, не верили в такую возможность "для обычных людей".

Между тем, Алеф был уже полгода как жив к тому времени, но не спешил в объятия семьи. Его оживил в самом начале 01 года Мира следователь-разведчик в Центре, по наводке и просьбе одного из убийц "князя-девчонки". На этот раз Олежка задержался в Центре, даже поступил было в Школу, но позже оставил учёбу и пошёл в артисты.

Он бывает в родных краях редко и с полковником Йориком пересекается коротко. В настоящее время, то есть осенью 8 года по ЧМ, Алефу 25 лет, Аурихарду – 41.

Смерть отнюдь не разрубает узлы запутанных мучительных отношений, как хотелось бы об этом думать живым. Разведчик, стоящий у её жерла, слушает и тех кто умер и тех кто пережил – и видит, что эти узлы сами никуда не исчезают. Просто, если можно так выразиться, узел скользкий от крови легче развязать в первый момент – но некоторое время спустя, покрытый запёкшейся коркой, он поддаётся куда хуже. Несомненно, на сплошь окровавленном шнурке узлы менее заметны, можно сказать себе – какая разница, есть они или их нет. Но во что превращается кожа под присохшим кровавым узлом? – не надо быть лечебным компьютером, чтобы понимать это.

В какой мере эти рассуждения касаются судеб Ауриха и Алефа? Могу только строить предположения.


6. Почему всё так вышло? И будет ложью
на характер свалить или Волю Божью…



Эта буря в стакане
Это буйство в загоне
Эта фига в кармане
Наших малых агоний

(Приморский автор, "Буря в стакане воды")



Я пытаюсь разобраться, как такое могло произойти на земле Запада, хранящей атлантические традиции и благоволящей влюблённым, тем более на Юге, где отнюдь не буйствуют предрассудки в отношении любви между мужчинами. Однако, эти двое расстаются, ломая себе и друг другу жизнь – несомненно против своего желания, хотя их и не разлучили силой, не заперли, не пытали и не угрожали смертью.

7. Холм

Меня не убеждает история с талисманами из разрубленной монетки, с моралью "их разлучило то, что должно было соединять" - она отражает лишь одну из линий в этих отношениях, вдобавок, как я уже рассказал, на самом деле всё было не совсем так и даже совсем не так.

Вообще подозреваю, что наиболее охотно эту притчу пересказывали как раз те, кому было интересно замять иные причины расставания влюблённых. Кто не хотел бы услышать слова "разлучило то, что должно было соединять" приложенными к себе, к своей "родственной заботе" или "дружескому вниманию". В тех краях не существует регулярной почты между городом и окрестными владениями (а о телефоне тогда и не слыхивали), так что любая пара волей-неволей должна доверять свою переписку третьим лицам. Не могло ли быть писем, записок, устных просьб любовников о встрече, передаваемых через "своих" (казалось бы!) людей? Не случилось ли так, что все эти отчаянные попытки юношей восстановить коннект странным образом утонули в суете, в "некстати", "неудобно" и "невыгодно" их окружения?

Насколько я понял, никто из семьи Серинг не порицал любовь между мужчинами как таковую. Зато сыскалось некоторое число тех, кому по разным причинам подумалось: "только не сейчас!", "только не в нашей семье!", "только не между этими двумя!". Очень вероятно, будь Алеф и правда девушкой, его родные точно так же оказались бы против "мезальянса" и точно так же вогнали бы Алефа в могилу.

Другое дело – родня Ауриха. Эти люди искали прочных, добротных связей. Они были бы счастливы, если бы отношения их мальчика и княжеского сына "вылились во что-нибудь путное": не побратимство, так женитьба на какой-либо алефовой кузине. Но любовь без легитимизации стала в их глазах помехой "надёжному устройству в жизни" –для всей семьи в первую очередь (ну а мальчик "со временем поймёт и оценит").

Из динамики пеленгов можно заключить. что на влюблённых не оказывали прямого физического воздействия (если не считать эпизод, когда у Алефа порвали шнурок). Зато в добрых советах и вразумлениях, как оно обстоит "на самом деле" (а не в воображении-де любовников) недостатка, судя по всему, не было. Каждому "открывали глаза" на причины, по которым другой поддерживает отношения вопреки-де своей натуре и здравому смыслу. Каждому из двоих было не раз сказано: докажи, что ты действительно думаешь о благе друга, оставь его в покое, молчи, пусть определится сам без твоего нажима.

Несовершеннолетнему князю твердили кузены и кузины: пойми, ты живёшь в оранжерейных условиях и можешь позволить себе забавы, игры в красивую мужскую любовь "как в романах", а он вынужден подстраиваться под тебя, он боится тебя обидеть, потому что ему приходится думать о положении своей семьи. А он лучше бы задумывался о хлебе насущном, и о крепкой семье с женой-помощницей (ну какая ты ему помощь в хозяйстве, не смеши!) и детьми. Ты лишаешь его перспективы в жизни! Задумайся над этим! Ты превращаешь его в раба своих утех! Достойное ли это поведение для любящего человека, тем более князя? Ты и нас позоришь! Он и сам не рад, что связался с тобой, оставь его в покое и посмотри, будет ли он так уж рваться к тебе. ПОТОМУ ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ТЫ САМ ВЫДУМАЛ ЭТУ ЛЮБОВЬ.

Мнительному унтеру внушали старшие: неужели не понятно, что княжич возится с тобой из жалости? Ты на нём висишь как гиря, он из благородства таскает тебя с собой и распугивает всех невест! Ему приходится корчить из себя девицу, чтобы ты при нём смотрелся как мужчина! Покуда он не бросит этот цирк и не порвёт с таким пугалом как ты, никто из приличных господ не позовёт его в помощники, не даст ему отряда в подчинение, потому что не будут солдаты слушаться офицера-любовницу какого-то бродяги! Но он тебе этого никогда не скажет сам – будь умнее, выручи его и себя, отойди в сторону. Докажи свою любовь, отпусти его! Вот увидишь, как всем сразу станет легче! ПОТОМУ ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ВАМ ПРАВИЛЬНЕЕ КАЖДОМУ ИДТИ СВОИМ ПУТЁМ.

Один из старших Серинг, не вовлечённый в водоворот интриги, заметил в тот роковой год некоторое "нездравое рукотворство" вокруг племянника и его дружка и высказался в том смысле, что не одобряет манеры лезть в чужой амур, но – если парень не может отстоять свою любовь от окружающих дураков, может, она ему и не очень-то нужна?

Резонный вопрос, несомненно. Такой же точно можно задать по поводу нелепой гибели Алефа от рук залётных хулиганов. Если парень не может отстоять свою ЖИЗНЬ от окружающих дураков, может, она ему и не очень-то нужна? Согласимся - универсальный (и удобный!) вопрос по факту любой смерти.

Это действительно была буря в стакане воды: шаг в сторону, вон из стеклянных граней родственной заботы – и Олежка с Йориком зажили бы сами по себе, в любви и воле. Но они так и не сделали этого рывка навстречу друг другу – с той необходимой решительностью, которая могла бы их спасти. Что парализовало каждого из них?

Не сомневаюсь, что и до того они ошибались и конфликтовали, но находили всякий раз пути друг ко другу. Что помешало им на этот раз? Неуверенность в себе или недоверие к любимому? Переоценка самосознания друга или недооценка его внутренней свободы? Установка "судить о другом по себе" или неумение поставить себя на его место?

Ответить могут только они сами. Я хочу надеяться, что вопросы и ответы пока не потеряли для них смысл. Для меня очевидно лишь одно: они не использовали ещё всех своих возможностей диалога.

По крайней мере, никто из их тогдашнего окружения уже не отрицает факта трагедии в прошлом особенно ввиду нынешней моды на метанойю. Оглядываясь назад, осмысляя последствия разлучения Йорика и Олежки, родные и близкие всплёскивают руками: "да кто мог знать, что на самом деле и правда они не могли прожить друг без друга?"

На мой взгляд, о ситуации рано говорить в прошедшем времени. Вместе с тем, как я сообщал выше про Алефа и Аурихарда, вот уже семь лет они на самом деле вполне живут друг без друга.

Хотя – что значит "живут"? что значит "вполне"? что значит "они на самом деле"?

Что означает чужое "на самом деле" для каждого из нас, читатель?


Вместо эпилога


ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖИВЁШЬ ТЕМ БОЛЬШЕ ХОЧЕШЬ ЖИЗНИ СЕБЕ И ДРУГИМ

Я прочёл эту запись в "пещере суперкомпов", где мои собратья анонимно оставляют высказывания о мире и о себе. И приписал:

ЭТО КАК ПОДНИМАТЬСЯ ПО СКЛОНУ

Написал так, потому что вспомнил строки "Чем выше на них восходишь, тем больше их видишь вдали" из стихотворения "Холмы". Оно про жизнь на Земле-здешней, хотя на самом деле про смерть на Земле-здешней, хотя на самом деле про жизнь…


Вместе они любили
сидеть на склоне холма.
Оттуда видны им были
церковь, сады, тюрьма.
Оттуда они видали
заросший травой водоем.
Сбросив в песок сандалии,
сидели они вдвоем.

Трава была там примята,
где сидели они всегда.
Повсюду черные пятна
оставила их еда.
Коровы всегда это место
вытирали своим языком.
Всем это было известно,
но они не знали о том.


8. Холмы

Холмы -- это боль и гордость.
Холмы -- это край земли.
Чем выше на них восходишь,
тем больше их видишь вдали…


… Всегда видны их вершины,
видны средь кромешной тьмы.
Присно, вчера и ныне
по склону движемся мы.
Смерть -- это только равнины.
Жизнь -- холмы, холмы.

(Земля-здешняя, "Холмы")
Tags: Меена, Овечка и Месяц, а_на_самом_деле, визуализация, друзья-родные, истории, стихи, щасливае децтво
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments