?

Log in

Ср, 19 окт, 2016, 19:16
Леденящие преступления Астентара

Этот пост составил я, Астентар, в свой рассказ вставив куски объяснений и рассказов Таты, Плюшки, Шеола. Так что следите внимательней за пометками перед каждым фрагментом, чтобы не запутаться, где "я" - это Аст, а где - Плюшевая Звезда или Шеол. Если кто удивится, что я назвал Шеола мамой - то вам сюда.


От Таты, вводное

Что , собственно, произошло: Аст решил, наконец, вмешаться в ситуацию с Санталом и Шеолом. Шеол неоднократно жаловался, что Сантал не хочет с ним дружить, и вот результат.

Наше общее мнение такое, что у Сантала тяжёлая травма детства, которая в итоге и привела к тому, что он всю жизнь был девиантом, опасным авантюристом, притчей во языцех. Не так уж много народу он погубил насмерть вот так прямо, но очень много кого подставил, разорил, обвёл вокруг пальца, сыграв на лучших чувствах, запугал и вверг в отчаяние – словом, приложил руку к тому, чтобы поломать жизнь.

Собственную жизнь он кончил на Западе в храме в качестве пленника (туда его запихал один из дальних родичей, устав защищать от Сантала белый свет, а Сантала – от мстителей со всего белого света). Провёл в храме ( с выходами наружу, естественно, но не на свободу) 10 лет, храмовые служители доселе (120 лет прошло) сохранили добрую память о нём как о весёлом, смешливом человеке.

После оживления (2 года назад) Сантал некоторое время приходил в себя (за время "заточения" он подрастерял память). Потом стал опять шнырять тут и там, восстановил прежние связи и даже завёл новые. Очень большую пользу оказывал многим Розыскам благодаря опыту авантюр и криминальным знакомствам. С Рэвом и его близкими охотно проводил время.

Но вот на все заходы Шеола отвечал агрессией и хамством. А также мог ни с того ни с сего начать Рэву объяснять, какая дрянь этот его Шеол.

Асту всё это надоело и он после нашего очередного разговора на тему – мол, если хорошенько вздуть Сантала, да и его родителей заодно, может будет толк – погрузил их всех в транс и хотел выпороть, в буквальном смысле, хотя и в виртуале. Но они (Сантал, его отец Аспид, его мать Марина, её спутник жизни Георгий) оказались не приспособлены к виртуальному взаимодействию в перпендикулярном времени, и тогда Аст утащил всех на Моли-Голи.

На Моли-Голи он втихую от Голема с Корнеем (а Плюш – в курсе) бросил всех четверых пленников в ледяной пустыне с вулканами, землетрясениями, буранами, оползнями, снежными цунами и прочей прелестью моли-голийского пейзажа.

Точнее, поставил их всех четверых на горку, более-менее одетых и экипированных лыжами, показал им огонёк вдалеке и сказал: вон туда идите, дойдёте – может, отпущу вас отсюда.

(что такое Моли-Голи, далее МГ)


Аст:

Не совсем так.

Что я к ним всем имею претензии в связи с Шеолом, я им объяснил, когда погрузил их в транс. Я сказал: Сантал, ты по-свински обходишься с моей мамочкой, Шеолом, я желаю по этому поводу тебя выдрать. А родителям санталовским внятно объяснил: вы отвратительно обращались с этим парнем, уродовали его, пока он был у вас в руках, поэтому его жизнь оказалась поломана и он её другим ломал. Я его так примерно внук и решил вас хорошенько вздуть, раз до меня никто этого не сделал и вы не осознали, что наделали, до сих пор.

Сантал заорал – ха, только попробуй, пожалеешь, ты меня плохо знаешь, железный ублюдок! Умоешься со своим Шеолом кровью или что у вас там вместо!

А его родные загомонили – мол, беззаконие, и вообще мы спим и нам снится. Выпороть их не получилось, потому что не удавалось их всех синхронизировать в виртуале. Поэтому я их перетащил на МГ, нашу с Плюшкой и Големом планету, где нормальное пространство-время.

На Моли-Голи

Я их честно предупредил, что они находятся в мире, где я – один из богов, что если они умрут, я их оживлю. Что на Землю я их верну рано или поздно. Что я хочу, чтобы они прочувствовали на своей шкуре, что такое положение нелюбимого ребёнка, беспомощного существа, с которым делают что хотят, то бросают то спасают, требуют от него невесть чего (мол, да это же элементарные навыки, они необходимы и доступны каждому человеку!) за самые минимальные вещи, необходимые для жизни. Вот пускай эти четверо взрослых для начала доберутся отсюда через гору и долину до укрытия (это же элементарно, я это делаю в момент), там им будет попить-покушать, погреться и баиньки. А я пошёл.

Они для начала стали взывать к моим родственным чувствам – мол, мы же твои родные, ты нас должен пожалеть. Я им сказал, что именно потому, что родные, вообще с ними вожусь. Они сходу обещали исправиться и намекали (Гера в основном, он у нас церковная душечка), что и так уже постепенно исправляются, так что лучше бы я не форсировал процесс, а то я своими резкими действиями могу всё испортить, они отчаются и перестанут стремиться к исправлению. Я его послал в грубой форме и сказал, что со мной не прокатит лицемерное покаяние и моральный шантаж. И отвалил.

(Да, я не стал в это вмешивать Голема с Корнеем, потому что это мои личные дела, хоть и на нашей общей территории. Мне Голем по этому поводу потом сказал – очень здорово, не спросясь нас, тайком, устраивать в нашем общем доме пыточную камеру в уголке! Не по-товарищески ты поступил, брат!.. Корней добавил: …мы, может, тоже хотим такоэ!)

Сантал взял в охапку мамашу, Марину, и пошёл через снег, провалился, её чуть не потерял, ну дальше она за него крепко держалась во всех переделках, и в итоге он её вытащил к домику. Они шли по земным понятиям так примерно день, неполные сутки. По пути им мой доверенный, Коура, приносил перекусить и сбросил верёвку, когда Гера слетел в пропасть.

Гера сперва шёл с ними и слушался Сантала, постепенно стал уставать и капризничать, поливать его грязью, что из-за Сантала они тут пропадают. Они несколько раз поругались, но вроде помирились. Но в конце концов Геру унесло в сторону, он скис и медленно полз отдельно.

Аспид сразу заявил, что знает эти штуки, что не даст с собой обращаться как с собачкой на скачках, никуда не побежит за подачку. Он прекрасно понимает, что когда умрёт, сразу же попадёт домой. Поэтому с Санталом не пошёл, хотя и ругаться не стал. Сказал – ну если дойдёшь и тебя спасут, скажи и за меня, а я за тебя скажу, если раньше твоего выберусь отсюда. Мы, мол, не должны этого так оставлять – нам вломили на этом этапе, а мы вломим этой чёрной харе (это он про меня) на следующем. А кто среди нас неправ, будем лучше потом разбираться сами между собой.

Так что Аспид сел прям на снег и даже не стал сперва одеваться в тёплую одежду. Так и сидел, когда стал замерзать, сперва побегал и оделся тепло, но потом всё равно лёг в сугроб и лежал, пока не замёрз насмерть.

Сантал из домика, оставив там Марину, пошёл назад в расчёте забрать Аспида, шёл и его кричал – но нашёл Геру, приволок его в домик, снова пошёл. Это при том, что горы трясло и сыпал снег как из сита. Но Сантал, как я видел, вошёл во вкус.

Аспида он нашёл уже замёрзшим, оживлять его не попытался, но в домик притащил. Тут Гера начал истерику, мол, вот так мы и все, в плену адских сил, куда смотрит Господь и так далее. Я собирался ему сказать "я за Него", и насчёт адских сил не надо ля-ля, я между прочим крещёный ортодокс – но тут на герин истошный зов к небесам примчались сперва Голем, а потом и Корней.

Я появился, объяснил, что к чему, кто все эти люди, мы оживили Аспида, и тут они (Сантал с роднёй) все вчетвером заявили, то всё это безобразие мне с рук не сойдёт и они на меня в суд подадут. То есть Гера-то скорее держался того, что где же на нас найти управу, и мы-де это прекрасно понимаем, вот и глумимся – а Аспид, тот позвал Голема и Корнея в свидетели, что тут творится ментальное насилие, ни в чём не повинным людям причинён ущерб менталом-отморозком (это он про меня) и пусть приходят и разбираются те, кто может с такими справиться.

Голем с Корнеем позвали в качестве арбитров Астера, Шеола, Питера, а Плюш – Сибилу и Мэри.


Плюш:

А Астра Алетейа отказалась от моего приглашения, сказала – не пойду, вы с ума посходили, меня звать, ещё бы Кибел парочку пригласили, чтобы от всех вас там ничего не осталось, и от обвиняемого, и от пострадавших, и от арбитража.


Шеол:

Белая Ларва и Малик тоже не пошли. Ларва сказал – я могу придти только как адвокат внука (Аста то есть), значит по справедливости для равновесия потребуется и обвинитель, ну и прикиньте сами: сколько вы потратите времени на поиски того, кому бы доверяли пострадавшие – и при этом он мог бы нормально чувствовать себя на МГ? Это будет уже бездарно затянувшийся фарс!

Мэри, правда, с самой серьёзной миной предлагала себя в качестве прокурора – мол, давно мечтала засудить этого нашего отморозка! Но ей не поверили и этой роли не доверили.

А Малик заявил, что он параноик, да! и намерен держаться в стороне на случай, если вердикт этого суда ему не понравится – потому что таким способом, неучастием, он, Малик, оставляет за собой легитимную возможность потом помогать Асту против приговора. Малику как параноику, да! представляется, что помощь понадобится.


Аст:

В общем, гвалт стоял невообразимый, я не пожалел трудов, что заварил эту кашу. Молиголийцам будет что вспомнить – суд богов, блин, у них во дворе!

Мы с Плюшевой Звездой сбросили всем присутствующим пакеты про жизнь Сантала в детстве и во взрослости (если о Сантале можно так сказать). Самим пострадавшим дать это всё перечитать (чтобы они сказали, согласны ли они с представленными фактами) не получалось, так что арбитры их расспрашивали наугад: а вот такое мол было? а вы и правда вот так делали?

Они, пострадавшие, сперва спокойно так всё подтверждали, потом стали дёргаться – а что такого? что вас это так интересует? к чему вы это спрашиваете? Держались в начале кротко, а зато по ходу уже так орали, как будто это их собираются засудить, переругивались между собой и огрызались на меня.

Всех спросили для начала – на что жалуетесь, в чём обида, какой ущерб?

Марина, Гера и Аспид чинно заявили, что на них произведено покушение, их похитили, бросили в безлюдной опасной местности, что нанесло ущерб их здоровью и жизни.

А Сантал сказал – ущерб мне тот, что эта рожа лезет в мои личные дела.

Я ему – нифига не твои личные, это касается моего родителя!

Сантал: он меня хочет заставить целоваться с Шеолом, что ли, так вот я протестую! потому что мне ваш Шеол не нравится, отвратен мне и всё тут!

Я говорю: можно не любить и при этом по-человечески относиться. А он: а ко мне кто по-человечески относился хоть когда-нибудь? Я ему – вот я! отношусь и хочу тебя с Шеолом свести, увидишь как будет здорово, и для этого я как базу решил восстановить справедливость в отношении тебя, потому что с тобой твои старшие обходились подло. А Сантал как гаркнет: я сказал – не лезь в мои дела с родителями! это не ваше с Шеолом собачье дело! это моё собачье дело! – и ржёт.


Плюш:

Тут Шеола спрашивают: ты жаловался сыну на свои проблемы с Санталом? Шеол так смиренно голову склоня: да, неоднократно, но при этом никогда не просил его заступаться за меня или вмешиваться…

Мы с Мэри хором: ну как ты ваще, сдаёшь ведь Аста!…

а Шеол продолжает тем же тоном: … поэтому всё произошедшее было для меня приятным сюрпризом! Я как отец не могу не радоваться активной жизненной позиции своего ребёнка!


Аст:

Тут уже хором заорали пострадавшие – ничего себе, это у них называется активная позиция! А у нормальных людей это называется разбой среди бела дня!

Питер так назидательно: мы все за активную позицию, но такую, которая учитывает права, возможности и интересы других…

Санталовские родители наперебой: и мы, и мы, а этот Аст что делает? где он учитывает? он не учитывает!

Я: Вот я-то как раз учёл ваши возможности – оставил вас среди снега, а не среди лавы. И права учёл – всё вам рассказал, про всё предупредил. И интересы учёл – для вас всё это развлекалово нисколько не отнимет времени и сил, я всё компенсирую, вернётесь домой в то же время суток, в том же физическом состоянии. И могли бы более толково использовать возможности этого приключения.

Тут Аспид хмыкнул саркастически: чо это я, в самом деле, не покатался на санках с горки! Ведь мог бы! И в снежки так и не поиграл, ага…

Я ему: мог бы воспользоваться шансом пройтись с сыном марш-броском и наладить отношения. Тоже мне, ариец, да тьфу а не ариец!

И говорю потерпевшим: Я-то учитывал всё вышеназванное, а вот вы – вы учитывали права, возможности и интересы Сантала, когда он был маленьким ребёнком? Фиг вы учитывали, вам было наплевать, вы свои дела решали через него. Причём я вас прессовал всего сутки, а вы его – двадцать пять лет!

Гера: неправда, мы обеспечивали ребёнку всё согласно требованиям!

Мэри: чьим, его? Дааа? факт?

Гера: согласно требованиям нормативов для ребёнка его возраста!..

(слышу, как Питер про себя: так тò нормативов требования, а тò – ребёнка… вот бы и воспитывали нормативов…)

Я вставляю: ну так и я вас обеспечил согласно требованиям нормативов лыжного перехода по Моли-Голи! С учётом возраста!

Марина: мы не лыжники! Не надо мерять по себе, это _вам_ раз плюнуть, а мы совсем по-другому устроены и на другое рассчитаны!

(Сантал, про себя: ну да, один я лыжник, мне было раз плюнуть расти в вашем доме, угу.)

Питер вслух: Мы все понимаем, что у вас не было возможности дать Санталу всё необходимое в его специфической ситуации, ведь он тоже по-другому организован, чем нормативные дети. Но вы могли бы передать его на воспитание его отцу, Аспиду, на Запад, как можно скорее.

(поворачивается ко мне) Как и ты, Аст, мог бы не доводить своё дело воспитания до травматизма (это Питер про Геру, Гера обморозил лицо и ноги, а пальцы рук зато обжёг) и уж тем более до смерти (это про Аспида). Ограничиться предупреждениями, показать наглядно на ситуации, какую ты здесь видишь параллель – между ледяной пустыней с вулканами и детством Сантала – и отпустить их.

Сантал: Пусть бы только попробовал! Указать и отпустить, ха, здорово придумали!

Они все: Да, вот именно, Сантал прав, всё равно это было бы беззаконие! – а уж тем более теперь, когда мы серьёзно пострадали! Требуем компенсации и наказания виновного!

Я: А Сантал несерьёзно пострадал, шутя? А ему компенсацию и наказание виновным в его пострадании?

Гера: В конце концов, тут нельзя сравнивать! Неправомочно! Сантал, как наш ребёнок, жил благодаря нам, получал от нас всё необходимое для жизни, и это компенсирует, даже если мы в чём-то когда-то были насчёт него не совсем правы.

Я: Вот здорово!..

Корней: Простите, но на Моли-Голи вы в большой мере способны дышать и вообще существовать благодаря усилиям Астентара, и он же в период вашего нахождения здесь стабилизировал сейсмоактивность, так что не произошло ни одного извержения (это Корней верно подметил). Вы готовы признать, что это компенсирует его частичную неправоту насчёт вас?

Марина: Да, но мы же вообще не просились сюда, к вам!

Питер, медленно и задумчиво: Действительно, Сантал, а вы просились…

Марина: Как вам не стыдно! Суд называется! Справедливость называется! Вы не имеете права нас попрекать ошибками юности!

(это она психанула, думаю, потому что несколько раз пыталась от беременности Санталом избавиться)

Сантал: Давайте вы не будете лезть в этот вопрос, а? а то я могу и бойкот объявить. И голодовку. Не трогайте её, сами разберёмся. Вообще это дурацкий выходит суд, не по делу. Признайтесь, что вы просто хотите оправдать эту чёрную рожу, и разойдёмся.

Питер: Давайте мы посоветуемся, а вы тоже посоветуйтесь между собой. И решим, что мы все хотим от этого разговора. У меня появилось что сказать Астентару, возможно, это разрешит ситуацию.

Аспид: Посовещаться – да. Но если вы просто сделаете ему выговор и всё, этого мало, мы считаем.


Плюш:

Все разошлись в разные стороны.

Питер говорит: Аст, ты же понимаешь, что такими штуками не заставишь их любить Сантала – да и не факт, что это ему теперь всё ещё нужно.

Аст: любить не заставлю, а задуматься – очень даже. Они словам не верят, значит, показываю наглядно. И я лично думаю, что это нужно Санталу – что наконец за него заступился кто-то, хоть и с запозданием лет на двести-триста, из родных. Потому что его отец так и не заступился, Сантал так и прождал напрасно.

Я тоже говорю: Санталу не всё равно. Марина и Гера в этой ситуации на сто процентов ему обязаны жизнью. Они это сейчас не хотят видеть, но это никуда не девается, главное – Сантал сам это теперь знает. У него же чудовищный комплекс неполноценности. Он всю жизнь доказывал, что ему наплевать на то, что по родительским меркам он чудовище. Доказал всем, кроме себя. А это приключение, по крайней мере, всех расставило по местам и в его голове.

Питер говорит Асту: ты убедился сам, что они не хотят иметь с тобой дела – значит, лучше оставь их в покое. Это их выбор, прими его как есть. Иначе может получиться, что уже тебе придётся иметь с ними дело не по своей воле. Они слягут с нервной горячкой, и ты будешь проводить дни и ночи у их изголовья, пока не поправятся.

Я говорю: О, если они слягут, то и я могу с ними посидеть, поухаживать.

Аст: Могу и я ухаживать, не проблема. Только они не слягут! – были бы они такие чувствительные, сами бы уже давно ломали руки над судьбой своего ребёнка. До них не доходит.

Я: Плохо ты ещё знаешь людей, мой юный брат. Мне такие знакомы: «я пнул – се ля ви, меня пнули – конец света».

Сибила захотела побеседовать наедине сперва с Мариной, потом с Герой, вышла имея бледный вид и говорит этак задумчиво: нет, конечно, это всё ужас, но… ведь они сами не вполне понимали что творили… По моим понятиям, говорит, принципиально в таких сложных случаях то, простили друг друга участники событий или нет: если бы остались непростившие и непрощённые, то стороннее вмешательство было бы легитимно, а если "все краями" – то нелигитимно: то есть Аст неправ, потому что раздувает конфликт, усиливает деструкцию. Бередит раны.

Шеол, с сомнением: А из чего следует, что "все краями"?

Сибила, к потерпевшим: Скажите нам пожалуйста сами – вы простили друг друга? Не Аста, а друг друга?

Гера с Мариной, радостно: Ну конечно! мы между собой все друг друга давно простили и не имеем друг к другу претензий!

Сантал: Чего-о?! С чего это вы взяли что я вас простил?

Аспид: Ну тихо ты, ну договорились же, что сами, потом!..

Гера, возмущённо: Как ты можешь так говорить! Мы же с мамой тебя простили!

Марина, зарыдав: Ну ты же простил, простил, ты же меня нёс на спине, полз со мной на руках! И Геру ты спас же! Зачем же ты теперь говоришь, что не простил, зачем тогда и спасал!

Сантал, побелев, зло: Я-то спасал. А вы-то что сделали, чтобы я вас простил? Вы, со своей стороны? Нихрена! Вы меня хоть спросили? Нет!

Аспид, к нам: Слушайте, господа боги, нам тут надо ещё переговорить…

Гера, к своим, быстро: Стоп-стоп! Ни слова, дорогие, иначе мы пролетим. Уже всё ясно, за кого нас тут держат…

(к нам) Скажите нам, пожалуйста, вот что. Мы уже поняли, что господа Питер, Шеол, Мэри – это всё близкие родные Астентара. Госпожа Сибила, оказывается, тоже…

(а дело в том, что Сибила им четверым предлагала компенсацию в частном порядке – мол, давайте я вам что-нибудь хорошее сделаю, я могущественная локса, а вы за это откажетесь от претензий к Асту; я в этом заинтересована, он мой как бы любимый внук… Они сказали тогда – надо подумать)

Гера продолжает: Но вот насчёт господина Астера у меня появился вопрос. Я вижу, что они близкие родные с господином Големом. А вот случайно ли то, что они тёзки с Астентаром? Или не случайно?

Питер: Ну как сказать… Смотря что вы хотите выяснить…

Гера (аж ножкой застучал от азарта): Правду хочу выяснить, правду! Если уж мы тут полезли друг другу в ээ… дебри, вы к нам, то и мы к вам!

Астер: Если вопрос о родстве, то я – родич Астентара, да. А если про имя…

Гера, победно: Достаточно, благодарю!
(обернувшись к своим) Понятно, да? Одна семейка, все, это не суд, а камарилья!
(к нам) Мы не можем признавать беспристрастность вашего суда, вы все родственники нашего обидчика! Вы желаете его оправдать во что бы то ни стало. Мы будем искать другого суда, незаинтересованного!

Сибила, бедная, даже растерялась и стала говорить, что вообще кто кому только не родственник в мире, что же, разве это означает обязательно пристрастный суд? Они и сами друг другу родственники, а Сантал по нашим понятиям является одним из отцов Шеола, а Аст – сын Шеола, то есть внук Сантала и правнук Аспида и Марины: что же, разве они не могут поэтому дать оценку его поступкам? Они стали возмущаться, что мы так вот приписываем отцовство Санталу, без экспертизы, и препираться, что вообще считать за родственников. Дошли до заявления, что предложение Сибилы насчёт компенсации можно считать попыткой подкупа в обход честному разбирательству.

Я тихо говорю Гере: Между прочим, вы зря так наседаете на Сибилу, она общепризнанная аватара Божьей Матери. Так, на всякий случай…

Сибила услышала, засмущалась и стала возражать: мол, недоразумение, и кто это вообще придумал. Сантал обернулся и не вникая говорит: да это теперь известно каждой собаке, а мы с Равилем про это раньше всех догадались! Даже ещё до истории с пауком!
Гера с Мариной передёрнулись, а Сантал с Аспидом посмотрели друг на друга и заржали.

Аст:

В общем, Питер вынес вердикт, чтобы я доставил потерпевших туда, откуда взял, проследил вместе с Шеолом, чтобы они были здоровы, и принёс извинения прилюдно за моральный ущерб – в том случае, если они принесут сами извинения Санталу за ущерб и Сантал эти извинения примет, то есть простит своих родителей. Все тут же заявили, что никто никому ничего не принесёт и не примет, в чём с потерпевшими были единодушны.

Они говорят: Имейте в виду, это всё так не останется, мы найдём другой суд.

Питер: Конечно, это ваше право, я вам искренне желаю его реализовать. Мне будет очень интересно узнать другие точки зрения на этот казус. Я ведь не профессиональный судья, я просто рассудил так, как мне показалось правильным. Но должен предупредить, что у вас могут быть сложности с доказательством ущерба. Ведь всё произошло в ином мире, физически вы не пострадали и время у вас не отнято.

Гера: Но моральные последствия! Аспид пережил смерть, моя жена на грани нервного срыва, я поседел – то есть наверняка поседею! Пережитое в виртуале оказывает последствия на нашу дальнейшую реальную жизнь.

(как в воду глядел, точно, поседел за полтора часа, когда мы вернулись – наверняка знает за собой такое свойство)

Я: Так а то, что вы выделывали с Санталом, тоже оказало последствия на всю его дальнейшую жизнь! Так что вас тоже надо судить. Параллельно со мной. Вы спросите у Сантала, что ему больше понравилось, что бы он выбрал – ещё один денёк на МГ или ещё одно детство с вами.

Сантал, неожиданно вежливо, попросил меня заткнуться, а то мы сейчас выйдем в реал и там он за себя не ручается. А ведь нам ещё в человеческие суды обращаться, несолидно будет ему при мне с битой харей (он имел виду – я буду с битой харей, ответчик, при нём, истце, с небитой харей).

Вышли мы на Землю, и там они обратились с жалобой на меня аж в два суда! Судов пока ещё не было, но кое-что уже произошло. Ну, про это в следующем посте.
(Удалённый комментарий)

Ср, 19 окт, 2016 19:34 (UTC)
archiv_alterry

Боже, какие ж вы все прекрасные:)))))

Я так и надеялся, что Санталу понравится.

Будем с нетерпением ожидать дальнейших судов:)

Когда они попросятся опять на Моли-Голи, ты же не откажешь, думаю?)

Пт, 21 окт, 2016 18:53 (UTC)
sheol_superkomp

Аст:

Ну ты даёшь, Герман. Оптимизм зашкаливает.
Во всяком случае, рад, что ты за меня)
Я тоже смотрю на Сантала и думаю, что он на самом деле доволен.
А что он думает, когда смотрит на меня, не знаю.
Надеюсь, когда всё кончится, он будет не прочь смотаться на МГ.

Насчёт остальных - ты меня удивил) Я-то пущу, но вот они что.


Пт, 21 окт, 2016 18:57 (UTC)
archiv_alterry: ты меня удивил)

"Во всяком случае, рад, что ты за меня)" -
ещё бы не! за кого ты меня принимаешь:)))

"А что он думает, когда смотрит на меня, не знаю" -
да он скорей всего и сам не знает:)

"Я-то пущу, но вот они что" -
ну может я неправ, но интуиция подсказывает)

Пт, 21 окт, 2016 21:23 (UTC)
m0z9

> Я их честно предупредил, что они находятся в мире, где я – один из богов, что если они умрут, я их оживлю. Что на Землю я их верну рано или поздно. Что я хочу, чтобы они прочувствовали на своей шкуре

И палюбили? Стокгольмский синдром - великая вещь :)

Сб, 22 окт, 2016 09:04 (UTC)
sheol_superkomp

АСТ:

Вы читайте этот текст до конца, а также следующий.
Мне кажется, найдёте ответ на свой вопрос.
Если так и не найдёте, отвечу Вам отдельно)

Сб, 22 окт, 2016 21:28 (UTC)
m0z9

Прочитала. Всё равно непонятно. Какой ещё терапевтический эффект может быть от законопачивания недоброжелателя в личный ад (с обещанным, но лишь голословно, избавлением), кроме подавления до состояния подобострастного восторга и некритического принятия взглядов подавляющего?

Сб, 22 окт, 2016 21:31 (UTC)
sheol_superkomp

Аст:

"состояния подобострастного восторга и некритического принятия взглядов подавляющего"

Где оно?

Чт, 27 окт, 2016 10:30 (UTC)
m0z9

Так и материал неподходящий, и давил как-то... серединка на половинку. Потому и результата нет.

Впрочем, я покопалась и нашла ещё несколько альтернатив, под разные уровни развития. Можно было бы присоединиться к компании. В роли слабейшего до беззащитности и нуждающегося в помощи. Имея возможность "отыграться на тушке босса", они не будут считать, что их ставят в заведомо рабские условия. А если они ещё и будут вынуждены спасать тебя, то их впечатление о тебе улучшится.

Можно было бы разозлить их на себя так, чтобы они сплотились против одного большого зла. Но для этого нельзя выдавать, что это твоя реальность, и мелкие пакости могут легко перетечь в большие и долгоиграющие неприятности по воле левой пятки создателя (1000 лет издевательств, потом - возвращение в тот же момент? почему бы и нет, условия же выполнены?)

Чт, 27 окт, 2016 20:31 (UTC)
sheol_superkomp

Поскольку Аст сейчас не в силах отвечать, то я за него)

По сабжу: дело в том, что в задачу Аста не входило в обязательном порядке наладить _свои_ отношения с родителями Сантала.

Он хотел, во-первых, вступить в более непосредственные отношения с Санталом, во-вторых, поддержать Сантала в его осознании правоты, в-третьих, заставить родителей Сантала усомниться в их непогрешимости в отношении воспитания Сантала: то есть поспособствовать перестановке акцентов в их конфликте. Если бы Санталу и его родным удалось помириться в ходе авантюры Аста, это было бы вообще прекрасно, и мне кажется, это было не невозможно, но вот, не состроилось.

Вот тут мы всячески перетираем эту тему:
http://sheol-superkomp.livejournal.com/36091.html?thread=1117435#t1117435

Чт, 27 окт, 2016 21:04 (UTC)
m0z9

> По сабжу: дело в том, что в задачу Аста не входило в обязательном порядке наладить _свои_ отношения с родителями Сантала.

Наладить отношения - значит стать более авторитетным источником, то есть, повысить вес своих ценностей. Если стояла задача вступить в непосредственные отношения с Санталом - тем более надо было выходить в составе группы. Кстати, вот: можно это было сделать инкогнито - "а ты кто? - а сам не знаю, как тут оказался!" После притирания новость, что незнакомец - Аст, пройдёт лучше. Можно даже искусственно пямять себе отнять, на время, чтобы не притворяться.

Edited at 2016-10-27 21:08 (UTC)

Чт, 27 окт, 2016 21:18 (UTC)
sheol_superkomp

"Наладить отношения - значит стать более авторитетным источником"

Да, но это лишь один из способов наладить отношения. Иногда потерять значительность, попасть в смешное положение, проиграть - это хорошее начало для сближения. И может быть, инверсия действеннее: только если наладишь отношения, вес твоих ценностей увеличится в глазах нового друга.

"тем более надо было выходить в составе группы."
"чтобы не притворяться."

Ну вот, получилось как раз по твоему замыслу! - притом без необходимости притворяться и лишать себя памяти: теперь Аст попал в одну группу с Санталом и его родными, их вместе призвали на суд)

Сб, 22 окт, 2016 19:03 (UTC)
archiv_alterry

Астик, а вот я хочу поинтересоваться, ты в каком виде с ними всеми общаешься-то? не в тероморфном, а в антропоморфном как бы, чернокожем-светловолосом?

Ваще жалко, что нету патретиков всех участников событий:)

Пт, 2 дек, 2016 14:57 (UTC)
livejournal: О мышь, таинственный зверёк...

Пользователь archiv_alterry сослался на вашу запись в своей записи «О мышь, таинственный зверёк...» в контексте: [...] происходящих событиях вокруг суда над Астом и семейством Сантала (начало событий описано вот здесь [...]

Чт, 30 мар, 2017 07:49 (UTC)
hontoriel

Ох ты ж какая шикарная семейная свара)) Я за Аста и Сантала, ибо нефиг)