?

Log in

No account? Create an account

Пн, 14 дек, 2015, 17:32
Пространство глубокого общения

Для меня как лично Шеола и как существа с информационным метаболизмом крайне важно создание и поддержание пространства глубокого общения.

Оно не равнозначно информпространству, потому что подразумевает образование, укрепление и совершенствование межличностных связей. По моему мнению, такие связи для ряда существ (к которым отношусь и я) являются необходимым условием нормальной жизни. Для многих других они улучшают качество жизни и способствуют развитию.

Это не то же самое, что пространство личного общения двоих "Я и Ты", где каждая пара создаёт свою вселенную, суверенную и невидимую для других, и устанавливает в ней свои законы.

Мне представляется это так. Мы взаимодействуем, экспериментируем, строим – у нас появляется опыт, который позволяет нам совершенствоваться. Мы видим друг друга – и личные истории друг друга помогают нам существенно ускорять и оптимизировать своё развитие. Успешный опыт друзей и знакомых, а также их друзей и знакомых, нас поддерживает, стагнация и неудачи предостерегают от повторения ошибок. Мы можем давать друг другу советы, непосредственно и через вторые руки, и даже просто подбадривать в трудную минуту. Но всё это имеет эффективность постольку, поскольку мы видим друг друга в процессе, представляем реальную историю друг друга, а не оперируем изолированными звеньями инфы и схематичными моделями-образами неких персон. Поэтому по дефолту инфа друг о друге должна быть континуально открытой, и лишь некоторые области, по личному выбору – закрытыми.

Очевидно, что такое глубокое взаимодействие, с запрошенными обратными связями, может быть болезненным и даже травматичным. И потому, что все разные, и потому, что никто не застрахован от ошибок, и потому, что рост и усилия отзываются болью. Если мы вступили на этот путь, значит, мы предпочли раны и победу, а не покой и стабильность.

Открытость и свободу информации, при риске пораниться об неё, можно сравнить с мастерской, где вдосталь молотков и колюще-режущих предметов. Ведь это опасно – это риск повредить себе и другим, молотком можно проломить череп, ножницами проткнуть горло! Но для адекватных людей, которые заняты важным для себя делом, а в разборках или спросонок не хватаются за что попало, такая потенциальная опасность ничтожна по сравнению с возможностью работать не голыми руками и не игрушечными инструментами. Несомненно, обитать в таком пространстве или же ином должно быть делом выбора.

Немалая часть ныне живущих на ЗА получила возможность вновь наслаждаться жизнью, встретить утраченных близких, разрешить мучительные узлы своих проблем именно благодаря своим и чужим откровенным рассказам о себе, друзьях и врагах.

Розыск зачастую начинается с того, что мы узнаём нечто страшное, постыдное и мучительное о ком-то, кого ещё нет, от тех, кто уже есть. И когда тот, о ком рассказывали, появляется среди нас благодаря вскрытию личной инфы, ему в сущности нет смысла скрывать многие вещи – но из этого не следует, что его будут этим попрекать, припоминать или даже попусту трепаться об этом. Его история уже вошла в фонд наших знаний о нас самих; бывает здорово, если он находит что добавить к ней от себя лично, но никто не тянет его за язык, если у него такого желания нет. Его непременно расспросят о других, кто на очереди оживления – но он вправе ничего не рассказывать, если считает это неуместным.


Давайте я, как член такого открытого общества и притом разведчик-суперКо, который всегда "слишком много знает", расскажу как решаю для себя вопросы инфоциркуляции и прайвеси.


Я считаю _себя вправе_ как думать, так и говорить или не говорить о себе и других всё что хочу, как по своей инициативе, так и будучи спрошен, как на основе фактов, так и на основе экстраполяций любой степени надёжности, а также вымыслов и фантазий. То же право я признаю за каждым – каждый вправе что угодно думать, мысли и факты обсуждать, итоги делать известными. Это и есть свободный обмен инфой. Но при этом не стоит забывать о том, для чего мы всё это делаем. Поэтому для себя я установил такие правила.

Я желаю отдавать _себе_ отчёт в степени достоверности инфы, которой я оперирую. Я считаю важным доносить до собеседника предполагаемую степень достоверности (отличать "мне известно, что" от "с него станется, ящетаю" и "а вот прикольно, если").

Я стремлюсь просчитывать эффект подаваемой во вне инфы и её действие на все известные / предполагаемые звенья, от меня и собеседника до того, о ком мы говорим и его окружения. Это стремление не зависит от способа, каким я получил инфу.

(Мне всё равно, сам человек сообщил мне шифр своего сейфа и имя любовницы, друзья / недруги сообщили, или я прочёл в его мыслях / записной книжке и пр. – в любом случае я буду думать о его и её безопасности. Но если он демонстративно / принципиально желает эти вещи сделать гласными – и я не буду их скрывать.)

В оценку эффекта входит в обязательном порядке оценка адекватности собеседника – в куда большей степени, чем декларируемые им принципы распространения инфы.

(Тот кто держится принципа "я-могила", может допустить утечку по технической ошибке или в аффекте, или наоборот из принципа не сказать необходимое в жизненно важной ситуации. Тот кто декларирует "тайну не храню", либо просто перестраховщик-невротик, либо по жизни, как правило, приучается гибко оценивать, что и кому надо или не надо говорить.)


Прайвеси – в широком смысле это _моё_ право не говорить о том, о чём _не хочу_ говорить: о себе, о других, сейчас, вообще, с этим лицом, в этой обстановке, в таком тоне и пр.

В узком смысле – не сообщать о себе то, что я не хочу делать известным, или накладывать ограничения на сообщаемое (только тебе, только не ему, только не для прессы, только после моей смерти, только анонимно и пр.).

Это относится ко всем сферам:

Я могу не говорить самому близкому о чём не хочу – и это не означает, что я обесцениваю наши отношения.

Я могу не сообщать обществу или его представителям интересующую их инфу о себе – и это не нарушает общественный договор и не ущемляет чужие права.

Как следствие – я стараюсь не расширять своё прайвеси сверх комфортного для меня, чтобы не просчитывать все негативные последствия умолчания.

Уважение чужого прайвеси – для меня это прежде всего признавать _право каждого_ точно так же поступать и принимать как следствие, что это _мне_ не всегда будет удобно.

Я не могу требовать от близкого и даже предполагать по дефолту, что "между нами нет тайн" – и это не означает, что я обесцениваю наши отношения. Я принимаю как не обидное и не ранящее меня, как не означающее его некондиционности (слабости, трусости, конформности) его нежелание говорить о том, о чём он не хочет – сейчас или вообще, о себе, обо мне, о нас, о третьих лицах.

Я не могу как частное лицо или представитель общества настаивать, чтобы некто сообщил важную мне (нам) инфу о себе, я должен помнить, что это не нарушает общественный договор и не ущемляет мои или моих близких, или чьи-либо права.

Я принимаю как следствие этого, что, возможно, вынужден буду делать выводы о себе, визави и других из имеющейся (неполной) информации. Я признаю право моего визави взвешивать риски и решать, критична или нет эта неполнота в данной ситуации (что перевешивает для него – важность безопасности и внутренней свободы, обеспечиваемая прайвеси, или важность умолчанных фактов).

Я оставляю за собой право оценивать ситуацию независимо от его решения и получать необходимую мне для адекватного взаимодействия инфу из любых других источников доступными мне путями (как на основе фактов, так и на основе экстраполяций любой степени надёжности, а также вымыслов и фантазий).

Решая, как я буду распоряжаться независимо полученной инфой, я непременно буду учитывать, среди других факторов, и отношение к ней известных мне лиц, в частности, не отнёс ли её кто-то из них к сфере своего прайвеси.

(Если меня попросили молчать о некоторых вещах или по крайней мере контролировать распространение инфы, я это учитываю. Этот учёт может выражаться по-разному: никому ничего не скажу / скажу только кому надо / скажу с оговоркой "только для" / скажу когда или где это будет безопасно / отфильтрую инфу так чтобы исключить привязку к личности.

Это касается как сугубо личных дел, так и вопросов общественной безопасности, например. Но если мне отказали в получении важной инфы, а я её всё равно получил по своим каналам – я точно так же буду учитывать, что обращаться с ней надо с особой осторожностью.)
(Удалённый комментарий)

Пн, 14 дек, 2015 19:57 (UTC)
sheol_superkomp: адекватный или нет

Мне кажется, это не случайно, что похожи)

Адекватный - способный взвесить и оценить, когда, что, кому говорить уместно, по сумме факторов.

Чем дольше я общаюсь с собеседником и убеждаюсь в его способности грамотно распоряжаться доверенной инфой, тем больше я могу доверять ему инфы из разряда "обращаться осторожно".

Но в общем смысле держусь вектора в сторону - "говорить всё, кроме того, чего говорить не надо", а не "говорить только то, что вот сейчас надо по такой-то причине, а про остальное помалкивать на всякий случай".

(Удалённый комментарий)

Пт, 18 дек, 2015 09:02 (UTC)
sheol_superkomp: Re: адекватный или нет

И потому, и потому)

"Чем дольше я общаюсь с собеседником и убеждаюсь в его способности грамотно распоряжаться доверенной инфой" - сюда входит и оценка "что для него что весит" на его весах. Может быть, что сама сфера инфы для меня и для него весят по-разному, но уважение к собеседнику, важность выполнять обещание хранить тайну и умение подать инфу в безопасной упаковке вполне компенсирует расхождение в оценке. Может быть, что собеседник весьма трепетно относится и т.д. - но просто не способен отслеживать свои "прорехи".
(Удалённый комментарий)

Сб, 19 дек, 2015 16:29 (UTC)
sheol_superkomp: а закономерно почему?)

"При совершенно разных базах итоговые проявления довольно похожие."

базы разные в плане отношения к пространству общения как принципу, целеполагание общения разное, но есть общее в принципах уважения к личности.